Опора-Созидание Проект рабочей группы "Предпринимательство и православие"
"Мы развиваем культуру предпринимательства, основанную на традиционных российских ценностях, осуществляя вклад в духовное возрождение России"

Александр Романович Меламуд: «Я считаю, что нет более выгодного положения, чем мои дети, мои внуки будут жить в том обществе, в которое я вложу»

A.MelamudМы продолжаем серию бесед с православными предпринимателями о православной этике в бизнесе. Сегодня у нас в гостях Александр Романович Меламуд, учредитель строительной компании «КомфортКомплекс», которая ведет свою деятельность на рынке жилой недвижимости в Москве и Московской области.

Александр Романович, что для Вас значит православная этика?

Основывать жизнь на 10 заповедях –это очень громко формально. Мы же не древние иудеи. Мы с Моисеем не общались. Поэтому мы с 10 заповедями, мы с ними не просыпаемся и не засыпаем. Тем более, что наше будущее, прошлое и настоящее — корнями это все из прошлого. Мы знали кодекс строителей коммунизма. Как оказалось, он не сильно отличается.

Когда я живу по заповедям? Я готовлюсь к исповеди, я читаю Иоанна Крестьянкина, какую-то другую литературу. Я тогда беру себя и соединяю с этим шаблоном, накладываю и вижу несоответствия. Там, где я не соответствую этим 10 заповедям, я понимаю, что мне надо это исповедовать.

У нас нет не то, что ощущения, даже той веры нет, что Господь все время стоит у нас за плечами, что мы когда кого-то обижаем или на кого-то раздражаемся, когда мы кого-то осуждаем, когда лаемся с кем-то, что Господь посреди нас, между нами.
Вера у нас слабенькая совсем, истоков православной традиции у нас нет, мы не родились и не выросли ни при свечах, ни при лампадах, при иконах, мы не слышали молитв, мы не слышали Литургии. Я покрестился, мне было за 35. Поэтому соотнести себя к заповедям очень сложно.

Какими критериями Вы руководствуетесь?

Наверное здесь критерий такой… Мы начали говорить о Родине, о честности, о преданности… Что такое человек и его Родина? Вот наша Родина. Мы, как механик, понимаем, что творится. Станок гремит, механик его весь разбирает и находит подшипник, который вышел из строя, потом собирает, что-то у него лишнее, чего-то не хватает.
Точно так же осознание сегодняшнего организма России. Понятны его болезни, понятны истоки, понятно состояние, и в целом понятны перспективы, потому что все вообщем-то в Евангелии есть и нужно просто его читать. В чем наша преданность Родине, в чем наша ответственность, почему я так стараюсь строить жизнь?
Вернемся к истории. Историю страны делают люди, причем все это как-то соответствует: вожди — народу, народы — вере… Исторически понятно, что 15-ый век, татаро-монголы, 300 лет рабства, жесточайшего порабощения. Вот пришел Сергий Радонежский, вот его благословение на Пересвета и Ослябу, вот Дмитрий Донской, вот победа. За 100 лет ученики Сергия Радонежского: Иосиф Волоцкий, Кирилл Белозерский, Митрофаний Воронежский, Феропонт Можайский, Савва Сторожевский — они подняли Русь своей верой, своей любовью, просто покрыли.
Логика здесь для меня какая. 2000 лет назад в сионской горнице было 12 человек – 11 Апостолов и Богородица. Вокруг них была злоба огромная… На них снизошли огненные языки благодати Божией, этот нетварный свет, нетварная энергия дала такую силу их соли, что они переквасили весь мир. Прошло 2000 лет… Вот они батюшки, вот алтари, и кто только как ни жег, и какие только крестовые походы, чего только не было… Эта система выстояла.

Как Вы думаете, почему?

Она строится на любви. Если мы это сейчас понимаем, мы понимаем, что вот она — любовь. Как? Есть определенный набор лекарств — это покаяние, Исповедь, Причастие, Литургия, молитва, это милосердие. Если эти таблетки употреблять, если ты понимаешь и знаешь Евангелие, что будет Страшный суд, все понятно – ты люби и все остальное придет.

detiГде черпать эти силы?

В доме Божием, в Храме. Кто надежда нашей страны? Это дети. Именно среди сегодняшних детей Дмитрии Донские и Александры Невские, великомученица Елизавета и доктор Боткин, Иоанн Кронштадтский… Не обязательно святые, а те же самодержавники – Николай II, Столыпин – кто бы ни был. Те, на которых строилась всегда Россия. Но мы дальше рассуждаем логически, что такие цветы вырастают только на клумбах, на помойках вырастают только чертополох и крапива. Значит, должна быть обязательно клумба. И мы знаем, что Богородица родилась у благочестивых родителей. Великий Иоанн Креститель — у благочестивых родителей.

Как создать эту атмосферу любви?

Нельзя научиться любить по книгам, или плавать, или рукопашному бою. Это можно только воспринять лично, то есть создать такую среду, которая будет источником питания детей, которые будут понимать на твоем примере слова Серафима Саровского «спасись сам», т.е. яви эту любовь, не заставляй любить других, люби сам.
Мы начали с 10 заповедей, как я строю свою жизнь. Я хочу жить в доброй стране, безопасной, а я понимаю, что это строится на православии, на вере, на любви и доверии к Богу. Для меня это очевидно. Я знаю, что лично я, Меламуд Александр Романович, точно так же как Иван или Петр, в нас та концентрация соли, которая будет являться этой закваской. Значит, надо солить. Надо себя понуждать являть добро и вкладывать. В этом есть, условно говоря, корысть, расчетливость. Т.е. я вкладываю во что-то, что ни ржа, ни моль не истребит и воры не украдут. Это то, что на Страшном Суде мы знаем, что Господь скажет – козлячи в одну сторону, овцы – в другую. Хочется быть в той стороне, в которой надо. Значит, надо набирать эти добрые дела.

Что для Вас является этими добрыми делами?

Добрые дела – это как раз для меня та молодежь российская, которая будет делать Россию. Такое законодательство – диву даешься. Сколько больных у нас детей, с ДЦП и другими отклонениями, сколько у нас приютских, брошеных и несчастных. Потому что понятно, что от осинки не родятся апельсинки. Если у нас общество больное, а оно больное на всю голову, то естественно и больны дети. И надо в них вкладываться. В детские дома, в их окормление. В храмы.

Как Вы начинаете творить добрые дела?

С храмов все начинается. Вот о. Алексий… (Тимофеев, настоятель Храма Св. Николая в с. Озерецкое Дмитровского района Московской обл.). Я могу Вам сказать три десятка таких общин, с которыми я реально сотрудничаю. Где как только появляется крест, молитва – этот нетварный свет работает, эта Божественная энергия через крест — идет Преображение. Эти грязные одежды потихонечку становятся белыми, а звон для всех, крест для всех.

Тут же гимназия, воскресные школы, тут же общества по борьбе с пьянством, всемозможные сельхозартели: где-то кузницы, столярные мастерские, питомники для растений , овощеводство, животноводство, интернет-кафе… Почему? Потому что у детей труд. Приходят ребята из армии, ВДВ-шники, они идут не портвейн пить, они начинают в кузнице ковать цветы, розы… Где молодежь? Где пацаны-то? Пацаны там. Еще не так давно это картина российская принципиально — идет через деревню дорога, идут четверо ребят, от 3 до 5 лет, ободранные, разукрашенные свеклой, в руках у них пустые бутылки, они играют в пьяниц. Во что они могут играть? В то, что видели. Более ужасной картины для России тяжело себе представить.

Что бы Вы могли сказать о целях и их достижении?

Я считаю, что нет более выгодного положения, чем мои дети, мои внуки будут жить в том обществе, в которое я вложу. Не в те хоромы и не в ту Швейцарию, не в тот Лазурный берег. Потому что там укрыться невозможно от пустоты, от бессилия какого-то. Ну и понятно, что никакими катерами, яхтами и футбольными командами невозможно получить любовь, любовь Бога.

Господь всех любит, я не сомневаюсь. Но твоя радость в том, что ты отцу Небесному служишь. Я стараюсь всем своим детям говорить и сотрудникам, что можно жить сегодня этой радостью… Я приехал с Афона. Какие там счастливые монахи! Они живут на земле, но это небо для них. И они выполняют свою миссию общения , передачи любви.

И каждый из нас, молодой и старый, блондин и брюнет, сантехник и академик, может жить сегодня так. Не завтрашним каким-то непонятным счастьем — кто его видел?! Можно жить в сознании того, что Господь радуется, его тепло, свет всегда обогревает. Мы этого просто не видим, а если научиться видеть, то не устаешь поражаться, насколько ежедневно, ежеминутно мы получаем столько радости.
Александр Романович, Вы могли бы подробнее рассказать о Вашей благотворительной деятельности?
Я не считаю это возможным, ну просто это нескромно. Это деятельность всего нашего предприятия, она не моя, потому что там вложен труд всех наших сотрудников. Она направлена на несколько направлений. Первое – это содержание детей и детских домов. Это их питание, образование, содержание. Это 20 – 30 детских домов (Белгородская и Ярославская области, Коломна, Можайский район, Псков, Ростов Великий, с. Озерецкое, Ленинградская область, Калужская Епархия, Боровск и другие). Это дома, которые мы либо строим, либо ремонтируем, потом помогаем содержать этих детей.

foto 3Вы берете детей на полное обеспечение или поддерживаете отдельные проекты?

Везде по-разному: где-то целиком, где-то частями. Мы начинаем всегда через храмы. Я знал детские дома, где это без батюшки, без благословения. Это кожаная дорогая мебель, испачканная шоколадом. Понятно, что главный вопрос духовно-нравственный. Он может быть только при окормлении, всегда с Причастием. Мы всегда начинаем с храма. И как правило, это всегда при храме, либо наоборот — мы восстанавливаем храм и потом вокруг него. Бывает уже так, что уже есть детский дом, и люди на тебя выходят, храм уже есть. Помощь не только детям. У нас есть целый список инвалидов, есть девочка без рук совсем, есть девочка на каталке, есть женщина, лежащая в кровати уже много лет, которая была замечательным художником…

И есть храмовая работа. У нас есть член Союза Художников, мозаист Александр Иванович Васильев. Мы делаем мозаики. В Озерецком мозаика Спасителя – его. За год успевает 2 – 3 такие мозаики сделать. У нас работала бригада расписчиков, расписывали храм. Мы храмы восстанавливаем, где-то отопление делаем, где-то делаем крышу, полы , алтари, иконостасы. Где-то утварь покупаем. Еще стараемся служить Богу через его дом родной.

Всегда это связано и с жизнью батюшек, потому что до революции были сословия дворян, духовенство. А сейчас — где им взять деньги, особенно в маленьких деревнях? Одному надо крышу сделать, другому солярки привезли, кому-то отопление. Деятельность направлена на то, чтобы светильник не стоял под кроватью. Он должен стоять на горе, должен светить. Наверное голодный батюшка тоже может светить, но если у него дети голодные, то душа у него будет болеть за них тоже. Потом это правильно, чтобы мы служили. Это нормально, мы должны содержать. Почему? Когда мы помогаем храмам, батюшкам, мы служим Богу, потому что они — его служители в храме. Это же наш храм, это не батюшкин храм. Это наш храм, и батюшка наш.

На всякое новое дело получаете благословение батюшки?

Да.

Пытаясь выстраивать свою деятельность таким образом, столкнулись ли Вы с какими-то сложностями?

Много искушений, врагу же очень неприятно это все. Подножки он ставит. Это верные доказательства того, что деятельность правильная. Мы живем, чтобы стать святыми, стяжать мирный дух. Для этого нужно сердце смиренное. Смирение мы можем взять только из терпения. Будем терпеть – научимся смиряться. Терпение мы можем взять только из послушания. Законы Божие… Как старец Силуан Афонский говорил: «смирись, и всем скорбям конец». Мы можем только так через это пройти. Невозможно через пропасть перепрыгнуть. Поэтому выработка у себя смирения – это верный залог того, что ты можешь людям кого-то осветить, тем светом… А если этот свет – тьма, то какой же свет? Прежде всего очистить грязь с души своей. Сложности принимаем по-разному, и вопим, и скулим, и ноем.

Какие именно сложности – власти против, негативная реакция людей?

Все очень по-разному. И дома, и на работе, и с администрацией, и погода, и друзья, и партнеры. У старца Паисия все есть. Если вот галашка кидает в нас камнями, а если мы смиренно будем их принимать, то в другую руку Господь нам положит орешки, чтобы мы этими камешками покололи. Нужно уметь эти таблетки проглатывать, а не выплевывать.

Чтобы поднять 200 кг, нужно сначала 20, потом 30. Питание, тренировки… Другого нет пути. Обязательно Храм, Литургия, Причастие, Молитва. Обязательно милосердие. Милосердие — всего лишь составная часть обязательной. Если это любовь, то мы этого человека должны поднять, обмыть, отвести в гостиницу, накормить. У нас должны быть эти внутренние духовные ресурсы. Мы их должны где-то черпать. Где черпать? Причастие, в храме. А мы, как дуршлаг, мы наливаем, оно все выливается.

С экономической точки зрения считаете ли Вы, что применяя принципы православной этики в своей деятельности, Вы теряете в размере полученной прибыли по сравнению с теми компаниями, которые не применяют такие принципы?

Нет, не считаю.

Коммерческих результатов здесь быть не может?

Есть материальная польза, самая прямая. У нас кредит заканчивался, а залогом была вся эта земля. Помог батюшка один, связался с банком, нас перекредитовали, хотя строителей никто не кредитовал. Мы получили такие условия, которые нам и не снились. Мы должны были платить в 3 раза проценты, хотя кредит был больше, чем мы взяли. Это просто чудо такое. Это молитва такая круговая…

Напоследок, что бы Вы хотели посоветовать тем компаниям, которые только задумываются о том, чтобы внедрить принципы православной этики?

Не затягивать с внедрением.

Материал подготовила Иванова Д. А.