Опора-Созидание Проект рабочей группы "Предпринимательство и православие"
"Мы развиваем культуру предпринимательства, основанную на традиционных российских ценностях, осуществляя вклад в духовное возрождение России"

Дебет и кредит Дома трудолюбия Иоанна Кронштадтского

Капитал и недвижимое имущество Дома трудолюбия Иоанна Кронштадтского превышали полмиллиона рублей, но доходы от них не покрывали расходы на благотворительность.

Протоиерей Иоанн Кронштадтский среди прихожан при выходе из Андреевского собора. 19 ноября 1898 года. Фото с сайта biography.wikireading.ru

Госказна + пожертвования

Домом трудолюбия в Кронштадте управлял распорядительный совет приходского попечительства собора Св. Андрея Первозванного. Председателем попечительства с момента его основания в 1874 году и до декабря 1908 года был о. Иоанн Ильич Сергиев (св. праведный Иоанн Кронштадтский).

Финансами организации ведал казначей, его обязанности на общественных началах выполнял один из членов распорядительного совета. С 1893 года эту должность, как минимум, 18 лет занимал купец М. А. Коровников. Кроме того, в Доме трудолюбия был бухгалтер, который работал за жалованье и подчинялся казначею.

В помещениях Дома трудолюбия располагалось около десятка благотворительных учреждений: мастерские, лечебница, народная столовая, начальное народное училище, приют для сирот (его называли «детским убежищем»), богадельня, народная библиотека и т.д.

Для финансирования своей деятельности Андреевское попечительство получало ежегодные субсидии от Государственного казначейства (1000 рублей), от Петергофской земской управы (250 рублей) и от Кронштадтской городской управы (от 200 до 400 рублей).

Кроме того, один-два члена императорской семьи обязательно жертвовали ему по 100 рублей в год.

Определенный доход приносила недвижимость, несмотря на то что попечительство сдавало комнаты беднякам по крайне низким расценкам.

По общей стоимости недвижимого имущества кронштадтский Дом трудолюбия превосходил все аналогичные учреждения в России, уступая лишь Московскому работному дому, который возник значительно раньше.

В 1912 году здания, принадлежавшие кронштадтской организации, оценивалась в 259.355 рублей.

Помимо квартир для бедняков попечительство сдавало комнаты паломникам, приезжавшим к отцу Иоанну. В 1895 году, например, странноприимный дом принес почти 4520 рублей дохода.

Капитал в полмиллиона и 35 рублей членских взносов

Пятдесят рублей. Купюра 1899 года. Изображение с сайта wikipedia.ru

Стабильность работы Дома трудолюбия должен был обеспечивать неприкосновенный капитал (аналог современного эндаумента). Его средства вкладывались в ценные бумаги, прежде всего в облигации государственных займов (под 6% годовых), а на текущие расходы можно было тратить только проценты. Предполагалось, что в будущем все учреждения Андреевского попечительства смогут существовать за счет доходов с капитала.

В 1885 году неприкосновенный капитал составлял 30.100 рублей, а к 1908 году достиг 493.585 рублей. Однако проценты никогда не покрывали расходов Дома трудолюбия. Например, в 1905 году расход составил 67.906 рублей, а в качестве процентов с капитала было получено 20.698 рублей.

В 1891 году был создан отдельный капитал для непредвиденных расходов (10.000 рублей), который хранился в одном из кронштадтских кредитных учреждений.

Согласно уставу, деятельность попечительства должна была финансироваться за счет членских взносов, регулярных и единовременных пожертвований, а также кружечных сборов в церквях, на промышленных предприятиях и в торговых заведениях.

(Кружками называли ящики с прорезью, на которых указывали цели сбора. Изъятие средств из кружек происходило в присутствии комиссии из членов распорядительного совета).

Однако надеяться на регулярные взносы членов попечительства и другие, заранее просчитываемые денежные поступления, не приходилось из-за их незначительных размеров. Так, общая сумма членских взносов неуклонно снижалась: от 587 рублей в 1885 году до 35 рублей в 1908 году.

Лекции с «туманными картинами» и фотографии отца Иоанна

Протоиерей Иоанн Кронштадский. Фото с сайта wikipedia.ru

Мастерские Дома трудолюбия из года в год приносили убыток. В отчетах попечительства иногда с оптимизмом сообщалось об уменьшении дефицита, например, по итогам 1883-1884 гг. (Расходы на мастерские включали закупку материалов, инструментов, жалованье мастерам, оплату труда рабочих, выдачу им белья и одежды).

Зато довольно прибыльными оказались народные чтения по истории, литературе, медицине, астрономии, экономике и т.д., которые устраивал распорядительный совет в здании Дома трудолюбия.

Послушать платные лекции с «туманными картинами» (проекции, которые делались с помощью специального аппарата и предшествовали кинематографу) приходили сотни людей.

В 1887 году в Доме трудолюбия открылись рисовальные классы, где воспитанники детского убежища обучались бесплатно, а остальные желающие – за деньги.

Преподавателем был художник Василий Голынский, который работал безвозмездно.

В лечебнице, где врачи бесплатно консультировали бедняков, за деньги можно было принимать солевые и щелочные ванны.

Обеды в народной столовой и койки в ночлежном доме стоили крайне дешево, но, тем не менее, эти учреждения окупались.

Книжная лавка, принадлежавшая попечительству, продавала духовно-нравственную литературу, иконы и картины на библейские сюжеты. Товары для лавки закупали на складах у тех поставщиков, которые предоставляли наибольшие скидки. В комнатах для паломников продавали свечи, иконы, фотографии отца Иоанна и т.д.

Определенную прибыль приносило издание проповедей отца Иоанна. Кроме того, члены попечительства устраивали благотворительные базары и концерты.

Но доход от всех этих видов деятельности в среднем не превышал нескольких тысяч рублей в год.

Откуда у священника такие деньги?

Кронштадт. Дом отца Иоанна Кронштадского. Почтовая карточка конца 19 века. Изоьражение с сайта citywalls.ru

Не только пополнять неприкосновенный капитал и покупать недвижимость, но и сводить концы с концами удавалось только благодаря пожертвованиям председателя Андреевского попечительства, о. Иоанна.

За 25 лет работы Дома трудолюбия (до 1 января 1908 года) о. Иоанн пожертвовал в неприкосновенный капитал, на текущие расходы, на покупку и строительство недвижимости в общей сложности 791.001 рубль.

Например, в 1888 году он передал попечительству 61.220 рублей на разные нужды.

Откуда у священника были такие деньги? В 1883 году в столичной газете «Новое время» было опубликовано открытое письмо благодарных прихожан, исцеленных молитвами о. Иоанна, после чего Кронштадт стал одним из главных в России объектов паломничества.

Письма и телеграммы с просьбами о молитвах и помощи приходили в таком количестве, что в городе открыли особое почтовое отделение для корреспонденции протоиерея И. И. Сергиева.

Все, кто мог, сопровождали просьбы пожертвованиями. «Поражает разнообразие даров: это могло быть все что угодно, от двухсот тысяч рублей до шести серебряных ложек и браслета», — пишет Надежда Киценко в книге «Святой нашего времени: Отец Иоанн Кронштадтский и русский народ».

Пример участия о. Иоанна в работе попечительства – строительство ночлежного приюта. Сначала сбором средств на эти цели занимался член распорядительного совета А. А. Костин. За год ему удалось привлечь лишь 529 рублей (а требовалось 29.000). Кронштадтская городская дума и Мещанское общество отказались от участия в проекте. В итоге строительство оплатил о. Иоанн.

Во второй половине 90-х годов пожертвования о. Иоанна стали сокращаться «вследствие расширившейся благотворительной деятельности» (в частности, он профинансировал в 1899 году строительство Иоанно-Богословского монастыря в своем родном селе Сура, в Архангельской области).

С тех пор сокращение расходов стало главной задачей распорядительного совета. Народную библиотеку отдали другой благотворительной организации, лечебницу закрыли, загородную недвижимость сдали в аренду и т.п.

Пожертвования принимались деньгами, одеждой, мылом

Кронштадт. Гостинный двор и Андреевский собор. Почтовая карточка конца 19 века. Изображение: humus.livejournal.com

Помимо о. Иоанна у Дома трудолюбия были и другие крупные жертвователи, хотя, конечно, никто из них не мог сравниться с главой попечительства. Так, вдова екатеринбургского купца А. М. Лебедева в 1900 году сделала пожертвование мануфактурными товарами, распродажа которых принесла 12.975 рублей.

Ф. Н. Левашов создал два отдельных неприкосновенных капитала: 2000 рублей на приют для сирот и 1000 рублей – для выдачи пособий «слепым, убогим и вдовам». Некая А. И. Зайцевская годами снабжала детское убежище одеждой, бельем и обувью. Граф С. В. Орлов-Давыдов в 1894 году пожертвовал «в память в Бозе почившего императора Александра III» 2500 рублей на содержание одной из воспитанниц.

Вдова коллежского секретаря С. Н. Эссен оставила Дому трудолюбия по духовному завещанию 5000 рублей, а крестьянин Колобов — 1526 рублей.

Были и необычные пожертвования, например, фабрикант Ричард Вильдт из Варшавы прислал 4 пуда парфюмерного мыла и портрет отца Иоанна.

Каждому жертвователю выдавалась квитанция.

Другие российские дома трудолюбия формировали свой бюджет из тех же источников, что и Дом трудолюбия Иоанна Кронштадтского: дотации государства, членские взносы попечителей, проценты с неприкосновенного капитала, добровольные единовременные пожертвования, благотворительные концерты, кружечный сбор.

Выручка от произведенной «трудолюбцами» продукции обычно не играла серьезной роли в структуре доходов. Прежде всего потому, что в трудовой помощи нуждались люди, не имеющие никакой квалификации, и даже самым нехитрым ремеслам их приходилось обучать.

Бухгалтер сообщал, сколько щей съел воспитанник за месяц

Кронштадт. Дом трудолюбия. Почтовая карточка конца 19 века. Изображение: humus.livejournal.com

Согласно Положению о приходских попечительствах (а Дом трудолюбия в Кронштадте принадлежал Андреевскому приходскому попечительству), эти организации обязаны были регулярно отчитываться перед общим собранием прихожан. Кроме того, с 1895 года все дома трудолюбия должны были отчитываться перед Попечительством о домах трудолюбия и работных домах при канцелярии императрицы Александры Федоровны.

Годовые отчеты Андреевского попечительства представляли собой брошюры, отпечатанные в типографии.

Каждый отчет начинался с анализа деятельности Дома трудолюбия и подведения итогов года. Затем следовал рассказ об отдельных учреждениях: что изменилось за год, сколько денег и на что было израсходовано, сколько людей получили помощь и какую.

Далее помещался список членов распорядительного совета и список людей, сделавших значительные пожертвования: сумма указывалась рядом с фамилией. Жертвователи, внесшие менее 25 рублей, перечислялись в общем списке.

В финансовом отчете, который занимал вторую часть брошюры, бухгалтер детально описывал все расходы: тут и строительство новых зданий, и потери на курсе процентных бумаг, и страхование, и жалованье служащим, и покупка сладостей детям на Рождество, и оплата телефона отца Иоанна.

Точно так же подробно сообщалось о доходах: сколько выручено от продажи пеньки, сколько – от продажи билетов на народные чтения, сколько – от продажи тюремному ведомству обедов для арестантов, приготовленных в народной столовой, и т.п.

Приблизительно с 1890 года отчеты стали еще более подробными. Там указывалось даже количество и размеры порций еды, полученных сиротами в каждом месяце года.

Некоторые затраты попечительства можно рассматривать как расходы на рекламу. Так, в газетах регулярно публиковались объявления о работе столовой и лечебницы, о народных чтениях, рисовальном классе и т.п. Оборудование собственного стенда в отделе трудовой помощи на Всероссийской кустарно-промышленной выставке в 1902 году обошлось попечительству в 1268 рублей.

Казначей и бухгалтер вели 16 учетных книг. Проверять финансовую отчетность должна была ежегодно избираемая комиссия из числа членов распорядительного совета.

Служащим вручали медали и платили пенсию

Иоанн Кронштадский с почитателями. Кронштадт, 1898 год. Фото с сайта biography.wikireading.ru

В качестве служащих в Доме трудолюбия получали зарплату 57 человек (по данным на 1893 год), в том числе пять учителей начального народного училища, надзирательница (воспитательница) и ее помощница в детском убежище, фельдшер, кухарки, горничные, продавщица в книжной лавке и судомойка в столовой, смотритель в ночлежном приюте и вахтер в пенькощипной мастерской, мастерица в швейной мастерской и мастер-сапожник, бухгалтер и письмоводительница в канцелярии, пять дворников, швейцар, истопник, прачка и т.д.

В других домах трудолюбия (к 1904 году их в России было не менее 174) служащие редко задерживались надолго. Согласно исследованию, проведенному в 1903 году, только 4,1% администраторов, преподавателей и медиков работали в этих учреждениях более 10 лет, а среди мастеров и мастериц таких людей было лишь 1,2%.

Почти 50% этих категорий служащих занимали свои должности от 1 до 3 лет.  Уровень образования сотрудников тоже оставлял желать лучшего.

В Дом трудолюбия Иоанна Кронштадтского обращали серьезное внимание на профессионализм своих служащих. Например, большинство преподавателей начального народного училища окончили Земскую учительскую семинарию в Санкт-Петербурге.

А мастерица, преподававшая девочкам кройку и шитье, работала до этого в школе Ксаверия Глодзинского, автора популярного метода кройки дамских нарядов.

Приходя в Дом трудолюбия, служащие оставались там на многие годы. Например, мать и дочь Римские-Корсаковы вместе проработали в детском «убежище» почти 25 лет.

Не менее 20 лет преподавала в начальном народном училище С. П. Голубева (в замужестве Пальникова). Как минимум 13 лет обучала девочек кройке и шитью А. С. Барышникова. В 1895 году попечительство вручило награды письмоводительнице А. П. Савич, проработавшей к тому моменту 10 лет, и бухгалтеру А. М. Щеколдину, занимавшему свою должность 8 лет.

Жалованье в кронштадтской организации не было существенно выше, чем в других домах трудолюбия. Но оно систематически подрастало, а среди расходов попечительства встречались и такие, как пенсия бывшим сотрудникам и оплата их похорон.

Что делать с пьяницами и «ленивцами», никто не знал

Дом трудолюбия на гравюре с фотографии в журнале «Нива» (№33, 1885 год). Изображение с сайта photoprogulki.narod.ru

Никаких особых требований к людям, которых принимали в дома трудолюбия в качестве «призреваемых», не предъявлялось. Попечительство о домах трудолюбия при канцелярии императрицы рекомендовало только забирать у них на хранение деньги и документы.

Не было ясности и по поводу того, сколько времени имеет смысл оказывать человеку трудовую помощь.

Например, в Пскове не знали, что делать с алкоголиками и профессиональными нищими, которые готовы были бесконечно довольствоваться мелкими заработками, кровом и питанием в доме трудолюбия, не пытаясь устроиться самостоятельно.

В Санкт-Петербургском 1-м доме трудолюбия призреваемые являлись на работу нетрезвыми, устраивали скандалы, воровали.

Предложение выгонять нарушителей, как делали в то время в немецких учреждениях трудовой помощи, не встречало сочувствия среди российских специалистов.

Поскольку в России не было работных домов (кроме Московского), неизвестно было, куда направлять пьяниц, хулиганов и профессиональных нищих после выдворения из дома трудолюбия.

По данным Г. Г. Швиттау, автора книги о трудовой помощи в России, отец Иоанн высказывался в пользу создания в стране работных домов. Законопроект об их устройстве был внесен в Госдуму в 1907 году, но принят не был.

Эпилог

Отец Иоанн скончался 20 декабря 1908 года, но Дом трудолюбия продолжал работать. Согласно отчетам попечительства, в 1911 году масштабы его деятельности еще не успели измениться.

В 1917 году была разрушена домовая церковь Св. Александра Невского, а в 1918 году начальное народное училище перешло в ведение государства.

Последние учреждения Андреевского попечительства закрылись в 1920-х годах.

В здании Дома трудолюбия разместилось ПТУ. Собор Св. Андрея Первозванного был взорван в 1932 году. Основной комплекс зданий Дома трудолюбия в настоящее время законсервирован для капитального ремонта, он расположен по адресу: г. Кронштадт, ул. Фейгина, 7/9.

Автор: Нина КАЙШАУРИ

Источник: портал «Милосердие.ру»