«Ближе к Богу – душе спокойнее». Интервью с Андреем Плотниковым, председателем Липецкого РО «ОПОРА РОССИИ»

Интервью с председателем Липецкого регионального отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России», руководителем Клуба православных предпринимателей Липецкой области Андреем Плотниковым.

— Андрей Владимирович, расскажите, пожалуйста, о своей семье. Какие традиции сформировали вашу личность и привели вас к православной вере?

— Родился я в Липецке. Отец Владимир Павлович работал металлургом, мама Галина Федоровна – сотрудником МВД. Ценности нашей семьи, как и любой советской семьи, были сформированы до меня. Отголоском православной жизни было то, что дома каждый год пекли куличи, красили яйца на Пасху, хотя и не отмечали ее. У моей бабушки Варвары Константиновны сохранилась икона преподобного Серафима Саровского, она и сейчас цела. Бабушка всегда читала на ночь «Отче наш», и эту молитву я запомнил. Хотя в детстве нас с сестрой в церковь не водили, помню, что присутствие Бога я всегда чувствовал, причем у меня было с Ним какое-то противоборство. То есть уже тогда я общался с Ним, как с Личностью.

— Где вы учились после окончания школы?

— Окончил Металлургический техникум (по специальности я сталевар), пошел в армию, окончил летное училище ДОСААФ по профессии летчик-истребитель, в звании младшего лейтенанта. Затем 4 года работал в УВД, параллельно 2 года учился на юридическом факультете Воронежского государственного университета. В 1991 году, будучи в звании старшего лейтенанта, эту профессию я оставил, потому что начал заниматься бизнесом. Также оставил и университет и занялся самообразованием, которое больше соответствовало потребностям души. Еще в армии у меня была возможность прочитать основные произведения Достоевского, Толстого, и даже книги по философии. А оставив военную профессию, я стал читать очень много духовной литературы.

— Что искали?

— Смысл жизни. Думаю, подсознательно этот поиск мучил меня с детства.

Наступила перестройка, а затем постперестроечное «смутное время». С 91-го года я стал заниматься бизнесом и общественной жизнью. Начинал с торговли – того, что было самым доступным в то время. Получалось достаточно успешно. Потом постепенно перешел и к производству. Мы с товарищем Геннадием Никитиным стали заниматься производством мебели. Спустя некоторое время перешли на другой уровень торговли — стали официальными дилерами компаний «Sony» и «Samsung» в России, у нас были магазины «Янтарь», куда мы привозили всевозможную бытовую технику. Потом занимались и с другими кампаниями – по линии алкоголя, обуви. В 2000-м году занялись ресторанным делом, открыли элитный ресторан «Мельница», где стояло пианино, играли наши музыканты: Верещагин, Копылов, Румянцев. Мы попытались создать атмосферу культурного отдыха, потому что это тема меня беспокоила. Я всегда желал, чтобы в бизнесе была какая-то идеологическая составляющая. Слава Богу, что Он меня сохранил: криминальным бизнесом я никогда не занимался.

— Вы были уже семейным человеком?

— Да, с супругой Еленой мы заключили брак в 1992 году, я знаю ее еще со школьной скамьи. Сейчас у нас трое детей. Старшему сыну Евгению в этом году будет 30 лет. И есть еще двое маленьких сыновей Иван и Матвей.

— Когда вы начали воцерковляться?

— В церковь я начал ходить с 90-х годов. Крестился в Преображенском храме Липецка на праздник святителя Николая в 91-м году, достаточно поздно – в 25 лет. А после крещения прошло еще много времени, осознанное воцерковление началось  у меня в 33 года.

После крещения я не общался ни с кем из с духовных лиц. Видно, Бог просто не оставлял меня, заботился обо мне, что я сейчас вижу. Все это время меня неосознанно тянуло в храм, я не мог себе этого объяснить. Если я приезжал куда-то, где был храм, то обязательно туда шел и вел за собой семью. Наконец, в 2000-м году я встретился со своим одноклассником, с которым раньше никогда не общался – протоиереем Олегом Салмановым. Моему сыну Жене тогда было 13 лет, и отец Олег привел меня в воскресную школу на улице Прокатной, которую возглавлял протоиерей Геннадий Рязанцев. Эта школа стала для меня семьей. Там учились не только дети, но и родители, там я получил первое церковное образование.

Сейчас люди из этой школы уже «разлетелись» в разные стороны. Наша семья прилепилась к отцу Олегу, и мы ездили за ним по всей епархии, пока он не остался на Сырском Руднике. Несколько лет ездили и в Бурдино, там есть наши знакомые семьи, с которыми до сих пор держимся вместе, собираемся на Пасху и Рождество.

Таким образом началась моя сознательная церковная жизнь — и исповедь, и причастие, и паломнические поездки. Я стал ездить и к святыням Европы, и в Иерусалим, даже чудом попал на снисхождение Благодатного огня.

— Расскажите об этом чуде.

— У нас был знакомый – заместитель министра культуры Израиля Моваффак Хури  (скончался, Царство Небесное). Он был единственным христианином в правительстве Израиля, а учился в аспирантуре ЛГПУ. Он сделал нам пригласительные билеты на схождение Благодатного огня. Мы поехали и уже попали на территорию старого города, но в сам Храм попасть не смогли. Оказались в толпе людей: полиция никого не пускала даже по билетам. Простояв на сильной жаре 4 часа, мы уже собрались уходить. Я стал звонить отцу Олегу. Как сейчас помню этот разговор: «Батюшка, не попали». – «Сейчас попадете!». В тот самый момент, когда я окончил разговор, к нам подбежал мальчик-араб лет 12 и спросил на английском языке, не хотим ли мы попасть в Храм… За 50 долларов он завел нас в магазин, а из него – на другую улицу, и провел мимо полиции, как будто так и должно быть. К самой Кувуклии мы не подошли, но в Храме стояли. Конечно, чувство торжества, неописуемый внутренний восторг сопровождали это событие. У меня до сих пор осталось в памяти ощущение огромного счастья…

Таких чудес в жизни, конечно, много. Мы иногда привыкаем к ним, воспринимаем, как должное. Но если быть внимательным, можно увидеть, что чудеса происходят каждый день. Святые отцы потому и говорят, что надо иметь трезвение, чтобы уметь правильно оценить жизнь.

— Вера помогает человеку находить правильные ориентиры в жизни?

— Да, я считаю, что это единственный путь. Господь сказал: «Кто не со Мной, тот против Меня; и кто не собирает со Мной, тот расточает» – и этим определил, что жизнь человека с Богом — это единственное правильное бытие.

Конечно, никто не запрещает жить без Бога, Он создал человека свободным. Но жизнь без ограничений, которые изначально заложены в нас Богом, приводит к тому, что ей наступает конец. Иногда я говорю детям: если безрассудно нажимать все кнопки на компьютере, он перестанет работать. Хорошо, если потом начинается перезагрузка – значит, еще есть время исправить ситуацию. Своего рода «перезагрузка» после безбожного 20 века идет сейчас в России, да и в мире в целом — люди снова много говорят о Боге, стали задумываться о духовных корнях.

— Андрей Владимирович, речь зашла о возвращении к Православию. Давайте поговорим о Клубе православных предпринимателей, который вы возглавляете. Как возникла идея его создания?

— Началось все с того, что в 2001 году я побывал в Вышенском монастыре в Рязанской области, где познакомился с игуменом Лукой (Степановым), который был духовником этого монастыря. Периодически мы с семьей стали приезжать в Вышу и общаться с отцом Лукой. Батюшка поддерживал связь с московскими предпринимателями, помогающими в восстановлении храмов, и познакомил меня с ними.

Сам отец Лука – заведующий кафедрой теологии Рязанского государственного университета. При его содействии на базе одного из московских вузов были организованы курсы по православной теологии, слушателями которых были мои новые знакомые-предприниматели. После общения с этими людьми у меня и возникла мысль о том, что православным предпринимателям нужно объединяться – чтобы развивать свои знания о вере и использовать их в бизнесе.

Благодаря тому, что в ЛГПУ существует кафедра теологии, в нашем регионе тоже стало возможным создание подобных курсов. При поддержке отца Луки в 2016 году на базе этой кафедры курсы профессиональной переподготовки «Православная теология» были созданы и для представителей Липецкого бизнеса. В скором времени, в том же 2016 году, слушатели курсов объединились в Клуб православных предпринимателей Липецкой области.

— Какие цели ставят перед собой члены клуба?

— Начну с того, что когда в нашей стране в постсоветское время появился бизнес, то его сразу стали развивать по западным программам. Через определенное время поняли, что эти программы – не для нас, они не прижились на нашей почве, потому что менталитет у русских людей совершенно другой. Образовалась пустота экономическая и духовная, начался процесс поиска новой идеи.

В процессе воцерковления мне стало понятно: эта идея — Православие, вера во Христа, которой жили наши предки-предприниматели. Вера определяла то, как они работали и как относились к деньгам, к своей стране.

В Российской империи было 200 крупных предпринимателей и 60 династий, таких, как Морозовы, Рябушинские, Солодовниковы. На них держалась экономика государства. Они ассоциировали себя со страной, чувствовали перед ней свою ответственность. Так, один из крупных предпринимателей начала 20 века, умирая, завещал огромную по тем временам сумму в 20 миллионов рублей – городу (на мосты, дороги, больницы), а восемьсот тысяч оставил своей семье. Он сказал, что город дал ему все, он городу всем обязан. Такие люди были «солью земли».

Я очень часто привожу в пример ситуацию 1612 года, когда поляки пытались воцарить на Руси Лжедмитрия. Они прошли пол-России, и встречали их те же самые предприниматели: кто – с топорами, а кто – с пирогами. Большинство продалось полякам. Оказались только два предпринимателя, как сейчас говорят, из малого бизнеса, Минин и Пожарский, которые на свои деньги собрали ополчение и постояли за свою родину.

В начале 20 века в России происходили события, которые наглядно показывают, что гармоничное сосуществование власти, бизнеса и Церкви было основой благосостояния нашей страны. Что сделали большевики во время революции? Убили Царя, приняли все меры к уничтожению Церкви и согнали мужика с земли. В результате богатейшая страна, вторая по экономике в мире, просто рухнула. Кто были эти мужики, «кулаки»? Тоже предприниматели, хозяева своей земли, в большинстве своем христиане…

На этих примерах хорошо видно, во-первых, какими могут быть предприниматели. Во-вторых, что духовная составляющая в экономике – вещь далеко не второстепенная. И, в-третьих, что настоящий бизнес должен быть однозначно патриотичным, должен поддерживать власть.

Таким образом, наш клуб – это попытка православных верующих людей из среды предпринимателей объединиться ради общего блага нашей родины. Задачи клуба в том, чтобы изучить деятельность наших предков и показать другим, что забота о месте, где ты живешь, должны быть нашей кровной необходимостью; а также, что в этом вопросе без поводыря — без Христа, без Православной Церкви как института, не обойтись.

— Почему вы считаете, что основой такой внутренней расположенности должно быть Православие?

— Опыт многих стран показывает, что поиск новых идей – это только переписывание Евангелия с его неизбежными искажениями. Взять хотя бы советское государство, идеологическая основа которого была построена на подмене христианских ценностей.

Конечно, в нашей стране проживают люди разных вероисповеданий, это составляет определенные сложности. Но с другой стороны, опыт такой жизни в истории России есть.

Православных людей в мире немного, но с нами Бог, и через нас Он вещает и делает. Кто из людей ищет от жизни не выгоды, а правды, естественно нас поддержит. В этом разделении – между исканием правды и выгоды – вся проблема. Современные предприниматели зачастую воспитаны на принципах искания личной выгоды.  Но то что действительно нужно государству — это социально ответственный бизнес, когда предприниматели являются одновременно общественниками. Они переживают не только за свою семью. У них и семья крепкая, они и жен, и детей никогда не бросят, они не ищут услады в жизни. Они ищут, где тяжелей, где хуже. Копают и вспахивают глубоко, ничего не боясь.

Мне встретился в жизни такой человек, который стал для меня примером, путеводной звездой на этом пути. Это был Андрей Дмитриевич Белянский (скончался в 2006 году) — главный инженер НЛМК. Сам он не стал богатым, хотя около него проходили огромные деньги. Уже в преклонном возрасте, в состоянии болезни он максимально отдавался обществу, с утра до вечера ездил по храмам, помогал в их восстановлении. Несколько лет перед его смертью я много с ним общался и теперь часто вспоминаю его в своих молитвах, чувствую его присутствие в моей жизни. По таким людям видишь, как можно жить по совести.

Недавно вышла статья советника Президента по вопросам региональной экономической интеграции Сергея Юрьевича Глазьева, в которой он пишет, что экономика в России должна быть обязательно христианской. Искать другие пути развития – значит, просто тянуть время. Ведь с точки зрения христианской деньги даются человеку не для того, чтобы он наживался, а для того, чтобы отдавал их. Один из предпринимателей 19 века Иннокентий Сибиряков говорил: «Помогите мне, я страшно богат!». Потому что действовал духовный закон: чем больше он отдавал, тем больше денег у него прибывало.

— А как вы считаете, есть в стране люди, готовые уже сейчас так жить и работать?

— Помню, на одной из их встреч православных предпринимателей в Москве выступала девушка, которая сказала такие слова: «Как хорошо, что я вас встретила. Я искала подобное уже несколько лет». Люди истосковались по утраченным ценностям, и если вновь поверят в осуществимость этих идей, они объединятся. У кого-то из святых отцов спросили: «Батюшка, люди сейчас так изменились, плохие стали. Кто же управлять-то будет?». А старец говорит: «Есть у Господа люди, они под спудом находятся, а когда надо будет, появятся».

Мы назвали себя просто клубом по интересам, который может собрать в себе не только предпринимателей, но и людей из власти, из Церкви. Так, со стороны Церкви мы уже имеем поддержку. В частности, это те самые курсы по православной теологии, которые мы посещаем каждую неделю. Курсы продлятся 3,5 года. Наши преподаватели – это протоиерей Олег (Безруких), Нина Яковлевна Безбородова, иеромонах Гавриил (Мельников), конечно же, игумен Лука (Степанов) и другие.

Думаю, что теологическое образование необходимо нам для лучшего знания наших ценностей. Лично у меня в процессе приближения к Церкви возникла потребность поднять уровень своих знаний о Православии. Раньше я тоже много читал, но бессистемно. А сейчас мне становится понятна исторически определенная линия отношений Бога и человека от Сотворения мира до нашей современной жизни.

Есть идея создания таких курсов в университетах других городов. На их почве также могут возникнуть различные объединения православных людей, которые способны будут задать вектор развития нового предпринимательства в России.

 

Расскажите, пожалуйста, о каком-либо из проектов клуба.

— Один из последних на сегодняшний день интересных планов – по инициативе клуба православных предпринимателей на средства всего регионального бизнеса поставить в Липецке памятник липецкому купцу Алексею Петровичу Хренникову. Это был небольшой предприниматель, выходец из простых крестьян, который в 19 веке построил по откровению свыше Троицкую Церковь. Это был огромный храм, сейчас на его месте находится стадион «Металлург». Поставить памятник уже решили на улице Ворошилова.

— Спасибо, Андрей Владимирович. Помоги вам, Господи, в этом начинании! Скажите, что вы делаете, когда заходите в тупик, или когда вас загоняют в угол?

— Начинаю молиться. Есть Иисусова молитва, которая универсальна для любых случаев жизни.

— Какую добродетель в людях вы ставите выше других, и какой грех в вашем понимании наиболее аморален?

— Из грехов больше всего меня огорчает предательство. А из добродетелей очень ценю честность, порядочность, потому что за ними следует все: если человек честен, то открыт путь к другим добродетелям. Если нет честности, то и все остальное в человеке гнило. В последнее время очень много думаю и о милосердии, прощении. Но если мы судим, а не прощаем, жизнь показывает, что наказание может вернуться к нам самим.

— Что скажите Богу на сугубом суде? На что потратили силы, таланты, возможности, которые Господь дал вам?

— Если сейчас придется преставиться, то, наверное, скажу: «Господи, я Тебя искал все эти годы разными путями, иногда не осознавая того, что ищу Тебя». В этом, наверное, смысл жизни – найти Его. Чем ты быстрее сквозь толпу к Нему проберешься, припадешь к Нему, тем лучше будет для твоей души. Чем ты ближе к Нему – тем душе спокойнее.

— Можете ли вы сказать с уверенностью, что ваша жизнь интересна?

— Однозначно. Думаю, что если стараться воспринимать жизнь такой, какая она есть, ты станешь счастливым человеком. И когда будешь отдавать, а не брать. Ведь счастье с христианской точки зрения – не когда у тебя есть деньги, когда ты не болеешь, а когда и хорошее и плохое в жизни умеешь воспринимать правильно, с терпением и смирением.

Беседовала монахиня Агафона (Шнейдер),

записала Анастасия Фетисова

Опубликовано в  газете

«Липецкие епархиальные ведомости» (№5, 2017 г.)