О житии мученика Авраамия Болгарского, Владимирского чудотворца

Му­че­ник Ав­раа­мий был бо­га­тым и знат­ным ку­пцом и жил в Волж­ской Бул­га­рии в кон­це XII – на­ча­ле XIII вв. Вос­пи­тан был в ма­го­ме­тан­ской ве­ре, ко­то­рую ис­по­ве­до­ва­ли его со­оте­че­ствен­ни­ки. Жизнь это­го че­ло­ве­ка силь­но от­ли­ча­лась от жиз­ни мно­гих его зем­ля­ков и со­пле­мен­ни­ков. Был он необык­но­вен­но со­стра­да­тель­ным, ми­ло­сти­вым к бед­ству­ю­щим, тра­тил свои бо­гат­ства на нуж­ды страж­ду­щих. По­се­щая рус­ские го­ро­да, об­ща­ясь с рус­ски­ми куп­ца­ми, он глу­бо­ко за­ин­те­ре­со­вал­ся хри­сти­ан­ской ве­рой.

По Бо­жию смот­ре­нию бла­го­дать кос­ну­лась его серд­ца и, по­знав ис­ти­ну свя­той ве­ры Хри­сто­вой, он при­нял Свя­тое Кре­ще­ние. Так сей ку­пец ста­но­вит­ся хри­сти­а­ни­ном и по­лу­ча­ет но­вое имя, с ко­то­рым и за­пи­сан на стра­ни­цах Кни­ги жиз­ни, – Ав­ра­амий (ни­где в ле­то­пи­сях не упо­ми­на­ет­ся об име­ни свя­то­го до Кре­ще­ния). По Кре­ще­нии свя­той еван­гель­ским сло­вом, а глав­ное – хри­сти­ан­ским об­ра­зом жиз­ни несет апо­столь­скую про­по­ведь сре­ди сво­е­го на­ро­да. И как до при­ня­тия хри­сти­ан­ства со­стра­дал Ав­ра­амий бед­стви­ям и ли­ше­ни­ям ближ­них, так по при­ня­тии спа­си­тель­ной ве­ры Хри­сто­вой стал бо­лез­но­вать ду­хом и скор­беть о ду­хов­ных бед­стви­ях сво­их еди­но­зем­цев, о незна­нии ими ис­тин­но­го Бо­га неба и зем­ли, от­крыв­ше­го­ся нам через Еди­но­род­но­го Сы­на Сво­е­го во Свя­том Ду­хе, и о про­ис­хо­дя­щем от се­го незна­ния неустрой­стве и бес­по­ря­доч­но­сти нра­вов (Ин.17:3; Рим.25:31). Оду­шев­лен­ный свя­тою рев­но­стью по свя­той ве­ре и брат­скою лю­бо­вью к нече­сти­вым со­пле­мен­ни­кам сво­им, Ав­ра­амий, бу­дучи по тор­го­вым де­лам в сто­ли­це Волж­ской Бул­га­рии – Ве­ли­ких Бул­га­рах, во вре­мя яр­мар­ки (ага-ба­за­ра) вме­сто то­го, чтобы за­ни­мать­ся тор­гов­лею и при­об­ре­тать бла­га вре­мен­ные, зем­ные, на­чи­на­ет бла­го­вест­во­вать сво­им еди­но­пле­мен­ни­кам о бла­гах веч­ных, нетлен­ных, и пред­ла­га­ет им про­по­ведь о Хри­сте бо­го­че­ло­ве­ке, «рас­пен­шем­ся за ны во­лею, вос­крес­ше­му из мерт­вых и со сла­вою во­с­нес­шем­ся с пло­тию на небо», о без­на­чаль­ном Его От­це и о со­веч­ном От­цу и Сы­ну Все­свя­том Ду­хе.

В изум­ле­ние при­шли бол­га­ры, услы­шав про­по­ведь хри­сти­ан­скую от сво­е­го еди­но­пле­мен­ни­ка и быв­ше­го еди­но­вер­ца. Его со­оте­че­ствен­ни­ки не толь­ко не изъ­яви­ли со­чув­ствия к про­по­ве­ди свя­то­го му­жа, но да­же раз­дра­жи­лись на про­по­вед­ни­ка, осо­бен­но ко­гда уви­да­ли его непре­клон­ность по­сле мно­го­крат­ных уве­ща­ний и со­ве­тов оста­вить хри­сти­ан­скую ве­ру. Они ста­ли Ав­ра­амия пер­во­на­чаль­но, как лю­би­мо­го все­ми, уго­ва­ри­вать, чтоб оста­вил Хри­сто­ву ве­ру. Ко­гда лас­ко­вые убеж­де­ния не по­дей­ство­ва­ли на ис­по­вед­ни­ка Хри­сто­ва име­ни, ему ста­ли угро­жать от­ня­ти­ем име­ния. На эти угро­зы бла­жен­ный от­ве­чал, что за Хри­ста Спа­си­те­ля он го­тов ли­шить­ся не толь­ко име­ния, но не по­жа­ле­ет и са­мой сво­ей жиз­ни. По­сле это­го по­шли по­бои. Би­ли Ав­ра­амия «всем ми­ром», би­ли так же­сто­ко, что на те­ле му­че­ни­ка не оста­лось ни од­но­го непо­вре­жден­но­го ме­ста: «яко не бы­тии на нем ме­ста це­ла и неуязв­лен­на» (из ака­фи­ста му­че­ни­ку). Пы­та­лись за­ста­вить его за­мол­чать, от­речь­ся от Хри­ста, но бы­ло тщет­но. То­гда бол­га­ры, рас­сви­ре­пев, как зве­ри, на ис­по­вед­ни­ка, мно­го дней то­ми­ли его в за­клю­че­нии, мно­ги­ми му­че­ни­я­ми при­нуж­дая от­верг­нуть­ся ве­ры хри­сти­ан­ской. Не из­не­мог в му­ках доб­лест­ный стра­да­лец за ис­тин­ную ве­ру, но, укреп­ля­е­мый бла­го­да­тию Бо­жи­ею, еще боль­ше утвер­дил­ся в свя­той люб­ви к Ис­ку­пи­те­лю ми­ра. То­гда, ви­дя его непре­клон­ность в ве­ре, злоб­ные изу­ве­ры от­ве­ли за го­род и у ко­лод­ца неда­ле­ко от бе­ре­га Вол­ги от­сек­ли ему спер­ва ру­ки, по­том но­ги и гла­ву. Так 1 ап­ре­ля 1229 го­да с ис­по­ве­да­ни­ем ис­тин­ной ве­ры на устах ото­шел к сво­е­му Небес­но­му От­цу этот ми­ло­серд­ный и ис­крен­ний че­ло­век Бо­жий. Му­ром­ские куп­цы, быв­шие то­му сви­де­те­ля­ми, по­греб­ли му­че­ни­ка на осо­бом клад­би­ще, «где по­гре­ба­лись все хри­сти­ане». Гос­подь вско­ре на­ка­зал жи­те­лей Ве­ли­ких Бул­гар за кровь Сво­е­го угод­ни­ка страш­ным по­жа­ром: «… вско­ре вы­го­рел оный град ве­ли­кий со мно­гим и неис­чис­лен­ным бо­гат­ством!»

При гро­бе очень ско­ро на­ча­лись зна­ме­ния, по­слу­жив­шие по­во­дом к по­чи­та­нию свя­то­го, слух о ко­то­рых рас­про­стра­нил­ся по всей Пра­во­слав­ной Ру­си. В 1230 го­ду к бла­го­вер­но­му вла­ди­мир­ско­му кня­зю Ге­ор­гию Все­во­ло­до­ви­чу яви­лись по­слы от волж­ских бул­гар про­сить ми­ра (по­сле ше­сти­лет­ней вой­ны с Русью).

Князь Ге­ор­гий со­гла­сил­ся на их же­ла­ние и, ед­ва за­клю­чен был мир, по­слал в Бул­га­ры по­соль­ство для пе­ре­не­се­ния мо­щей му­че­ни­ка Хри­сто­ва. 9 мар­та 1230 го­да его мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны во Вла­ди­мир, в Кня­ги­нин мо­на­стырь (где и по­ныне хра­нит­ся уцелев­шая ча­сти­ца).

Неза­дол­го до ре­во­лю­ции в с. Бол­га­ры бы­ли пе­ре­да­ны древ­ний об­раз свя­то­го с ча­сти­цей его мо­щей и ста­рая де­ре­вян­ная ра­ка. Эти свя­ты­ни бы­ли уте­ря­ны в пе­ри­од без­бож­но­го ли­хо­ле­тья. Со­хра­ни­лась лишь фа­лан­га пер­ста пра­вой ру­ки, в без­бож­ное вре­мя сбе­ре­гав­ша­я­ся с бла­го­го­ве­ни­ем жи­те­ля­ми го­ро­да по до­мам, ныне же на­хо­дя­ща­я­ся в Свя­то-Ав­ра­ами­ев­ском хра­ме г. Бол­га­ра. Гос­подь про­сла­вил Сво­е­го угод­ни­ка мно­ги­ми чу­де­са­ми, про­ис­хо­див­ши­ми по его мо­лит­вам у свя­тых мо­щей. Бы­ло за­ме­че­но, что му­че­ник об­ла­да­ет осо­бой бла­го­дат­ной си­лой пред­ста­тель­ство­вать пе­ред Бо­гом о боль­ных де­тях, со­хра­ни­лись за­пи­си об ис­це­ле­нии боль­ных. Ав­ра­амию Бол­гар­ско­му мо­лят­ся о по­кро­ви­тель­стве и успе­хе в тор­гов­ле, лич­ном пред­при­ни­ма­тель­стве.

Источник: АЗБУКА ВЕРЫ