Щукины — коллекционеры и предприниматели

В истории российского предпринимательства найдётся немного семей, которые из рода в род на протяжении нескольких лет сумели сохранить значительное влияние в промышленности или торговле, при этом являясь постоянными участниками общественной и культурно-просветительской жизни страны. Среди имён «золотого века» в истории меценатства и коллекционирования Морозовых, Бахрушиных, Третьяковых не последнее место занимает род Щукиных. Эту династию по праву можно отнести к «цвету» московского купечества второй половины XIX в. Её известность связывают также с созданием коллекций Третьяковской галереи, Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, и даже с вкладом в развитие западноевропейской культуры.

Родоначальником семьи «потомственных почётных граждан» стал Пётр Федосович Щукин, происходивший из купеческого города Боровска Калужской губернии. Во второй половине XVIII в. при Екатерине II он со своей семьёй покидает родной город и перебирается в Москву. В 1787 г. Пётр Щукин вместе с сыном Василием (Евсеем) впервые упоминается в московских писцовых книгах.

 

Пётр Иванович Щукин Зал Гогена в доме мецената
Пётр Иванович Щукин
Зал Гогена в доме мецената

 

После французского нашествия и пожара Москвы 1812 г. Щукины сумели сохранить небольшое состояние и репутацию честных коммерсантов. Продолжил дело отца Василий Петрович, который скончался в 1836 г. в возрасте 80 лет, значительно приумножив состояние семьи. Его сын — Иван Васильевич стал подлинным основателем «щукинской династии». Через десяток лет его фирма заняла лидирующее место в торгово-промышленной Москве, а его семья стала широко известна в купеческих кругах.

Иван Васильевич был женат на старшей дочери именитого купца Петра Боткина, что дало ему возможность породниться со многими знатными московскими фамилиями. У него была большая семья: 5 дочерей и 6 сыновей, из которых наиболее известны Пётр, Сергей, Дмитрий и Иван. Пётр Иванович стал автором книги воспоминаний о купеческой Москве XIX в., где подробно описал своего родителя. «Отец был сильный брюнет, но с годами волосы на голове и борода стали у него седеть, только одни брови, которые были у него чрезвычайно густые, оставались чёрными. У отца были такие выразительные глаза, что от одного его взгляда дети моментально переставали реветь; взгляд отца действовал и на взрослых; говорил он всегда очень громко, всё равно было это дома, в гостях или на улице. Даже за границей говорил на улице так громко, что прохожие оборачивались; речь у него была ясная и выразительная». О привычках Ивана Васильевича сын отзывался с особой теплотой, несколько не стесняясь его чудачеств: «Отец вёл очень деятельную жизнь. Как человек уже пожилой, он ложился спать рано и вставал тоже рано; в театрах отец обыкновенно не досиживал до конца представления, и в ложах московского Большого театра, где имеется комнатка с диваном, обыкновенно засыпал во время итальянской оперы, несмотря на то, что очень её любил. По утрам из всей семьи вставал раньше всех отец. Перед тем, как спуститься в столовую пить кофей в халате и туфлях, отец вызывал к себе повара Егора… Отец любил красное вино и был большим его знатоком. Шампанское он не переносил. Сладкое варенье ещё посыпал сахаром…»

 

П.И.Щукин в зрелые годы
П.И.Щукин в зрелые годы

 

Несмотря на консерватизм, Иван Васильевич старался дать детям хорошее, разностороннее образование. Купеческому сословию уже в те времена стало понятно, что для того чтобы надёжно закрепиться в предпринимательском деле, только практических навыков недостаточно, поэтому и старались купцы обучать своих наследников коммерческой деятельности в заведениях, дающих хорошую подготовку к ней и знание иностранных языков. В доме И.В.Щукина в Милютинском переулке (ныне улица Мархлевского) был целый штат воспитателей и учителей, при этом сыновья начали школьное образование в Выборге, где обучение велось на немецком языке, затем за границей; отец надеялся, что они продолжат дело семьи, пойдя по проторенному пути. По возвращению наследников в Россию Иван Васильевич привлекает их к семейным делам, и в 1878 г. открывает Торговый дом «И.В.Щукин с сыновьями», занимавшийся мануфактурной торговлей. Но судьба сыновей сложились по-иному, чем планировал отец, каждый из них тем или иным способом связал свою жизнь с культурой и искусством.

Пётр Иванович Щукин (1853—1912), ещё юношей, живя в частном пансионе Гирса в Петербурге, мечтал о поступлении в Московский университет. В это же время в нём просыпается тяга к коллекционированию, которая, как он утверждал сам, пришла к нему по материнской линии. Проведя шесть лет вдали от дома сначала в Германии, а затем во Франции, он изучает процесс выработки шёлковых тканей и делает первые приобретения в свою известную коллекцию. Так, в Лионе Пётр Иванович приобрёл несколько редких французских книг, литографии и гравюры. Вернувшись в Москву, будущий знаменитый коллекционер стал постоянным посетителем антикварных магазинов на Старой площади, у Арбатских ворот, на знаменитой Сухаревке. Коллекция П.И.Щукина пополнялась самыми разными экспонатами: иконами, картинами французских импрессионистов, офортами, фотографиями и книгами. Позднее зародился интерес к искусству стран Востока, и, в конце концов, Пётр Иванович занялся собирательством предметов русской старины и прикладного искусства.

Вскоре стало понятно, что разрастающаяся коллекция требует специального помещения. В 1891 г. П.И.Щукин приобретает землю на Малой Грузинской улице и приглашает архитектора Бориса Фрейденберга для проектирования здания музея. Петру Ивановичу хотелось, чтобы коллекция была размещена в доме, построенном в стиле старого русского зодчества, он лично принимает участие в разработке проекта и дважды посещает город Ярославль, интересуясь архитектурой старинных особняков. В сентябре 1893 г. состоялось открытие двухэтажного кирпичного терема с шатровыми кровлями и нарядными кокошниками, облицованное пёстрыми рельефными изразцами (сейчас здесь размещается Государственный биологический музей им. К.А.Тимирязева). Через пять лет по соседству Щукин возводит ещё одно здание, получившее название «Новый музей», связанное со старым подземным переходом. А ещё через семь началось строительство третьего корпуса, который, так же как и два первых, был до отказа заполнен экспонатами. Сам Пётр Иванович выделял несколько разделов своей музейной коллекции: церковный, оружия, тканей, ковров, гобеленов и шпалер, драгоценностей и посуды. Заслуга П.И.Щукина состояла ещё и в том, что он не просто собирал свою коллекцию, но и популяризировал собранные им сокровища.

В 1895 г. частный музей Щукина распахнул двери для всех любителей старины. Здесь писал этюды для картины «Степан Разин» Суриков, Серов делал копии с персидских миниатюр для занавеса балетных спектаклей Дягилева, Аполлинарий Васнецов срисовывал со старинных планов Москвы изображения боярских теремов. Петру Ивановичу удалось составить подробное описание всех ценностей музея, а самые интересные документы его коллекции перепечатать в издаваемом на собственные средства «Щукинском сборнике».

О судьбе своей коллекции Пётр Иванович позаботился заранее. Весной 1905 г. он передал Историческому музею «собственное своё владение, заключавшееся в земле с домом и другими жилыми и нежилыми строениями… с собранием старинных русских и иностранных вещей, восточной коллекцией, картинной галереей, собранием рисунков и гравюр, библиотекой, рукописным архивом, с мебелью и всей обстановкой». До конца своей жизни Щукин являлся хранителем музея, продолжал нести все расходы по его содержанию и платить зарплату сотрудникам, при этом пополняя фонды коллекции. Очевидцы вспоминают, что Пётр Иванович, получив чин гражданского генерала, очень гордился своим новым мундиром ведомства народного просвещения с синими отворотами, шпагой, а чёрную форменную шапку с галунным крестом не снимал даже в жаркие летние дни.

 

Кабинет. Зал Пикассо
Кабинет. Зал Пикассо

 

После смерти П.И.Щукина вся его коллекция была перевезена в Исторический музей. Пожертвования коллекционера превышали фонды самого музея, по примерным подсчётам Пётр Иванович передал 23 тыс. экспонатов. Щукинский дар обогатил практически все отделы музея, а некоторые пришлось открыть заново, на здании самого музея появилась новая вывеска «Отделение Императорского Российского Исторического музея имени Императора Александра III — музей Петра Ивановича Щукина».

Ещё один сын Ивана Васильевича — Сергей Иванович Щукин (1854—1936), так же как и брат, получил образование за границей, в Германии. По возвращении начал работать в Торговом доме «И.В.Щукин с сыновьями», а после смерти отца фактически его возглавил. Сергей Иванович, наверное, единственный из братьев, кто с прилежностью занимался семейным бизнесом и заботился о пополнении капитала. Семья Щукиных при нём стала владелицей паёв Товарищества ситценабивной мануфактуры «Э.Циндель», среди акционеров которого были купцы Бурышкины, Прове и Кнопы. В 1870—1871 гг. вместе с другими промышленниками он организовал Московский учётный банк, и вплоть до 1917 г. играл в нём руководящую роль. Активно занимался Сергей Иванович и общественной деятельностью. Так, по данным формулярных (послужных) списков, хранящихся в архивах города Москвы, С.И.Щукин с 1892 г. числился выборным Московского купеческого общества, с 1894 г. членом Московского отделения Совета торговли и мануфактур, а также выборным Московского биржевого общества.

Погружённый в торговые дела, он первоначально не разделял увлечения своих братьев коллекционированием, приобретая картины лишь для украшения собственного дома. Страсть к собирательству проснулась в Сергее Ивановиче в возрасте сорока с лишним лет, он начал собирать картины французской живописи начала XIX в., работы Гогена, Ван Гога, Матисса и их предшественников — Ренуара, Сезанна, Моне, Дега. Причём он покупал их за гроши, и не потому что был жаден, а потому, что картины эти никем не были признаны и цены на них не было. Приобретая картины, Сергей Иванович не прислушивался ни к каким мнениям, он «обладал, несомненно, исключительным даром распознавать подлинные художественные ценности и видел их ещё тогда, когда окружающие их не замечали». Свой принцип выбора художественных произведений он определял так: «Если, увидев картину, ты испытываешь психологический шок, — покупай её». Приобретения он делал на парижских выставках, в мастерских художников во время своих многочисленных заграничных путешествий. Свою коллекцию Сергей Иванович разместил в доме, подаренном ему отцом в 1891 г. и расположенном в Большом Знаменском переулке. Комнаты дома представляли собой роскошные апартаменты с высокими потолками, множеством росписей и лепниной, дорогими люстрами и зеркальным паркетом. С течением времени все стены дома от пола до потолка были заняты произведениями живописи. В 1911 г. по приглашению С.И.Щукина в Москву приехал Анри Матисс, он побывал в доме коллекционера и подарил ему несколько своих работ…

Сергей Иванович Щукин
Сергей Иванович
Щукин

Так же как и брат, Сергей Иванович сделал своё собрание доступным для обозрения. Посетителям разрешалось осматривать экспозицию по воскресеньям с 11 до 14 часов, причём экскурсии проводил сам хозяин. Вот какой случай описывает в своей книге Павел Бурышкин. «Когда в 1917 году, после Февральской революции, в Москву приезжали два французских депутата <…> я был назначен сопровождать этих именитых гостей. Я помню, что один из них попросил устроить им возможность ознакомиться со щукинской и морозовской коллекциями. И.А.Морозов наотрез отказал <…> А С.И.Щукин не только согласился, но сам подробно свои галереи показал».

После смерти первой жены Лидии Григорьевны (Кореневой) Сергей Иванович составил завещание, по которому вся его коллекция должна была перейти в дар Третьяковской галерее. Но после второй женитьбы в 1915 г. на Надежде Афанасьевне (Конюс) его планы относительно коллекции изменились. С женой и детьми от первого брака он переехал в дом на Большой Никитской, а особняк на Знаменке превратил в музей.

После октябрьских событий вся коллекция С.И.Щукина была национализирована. Весной 1919 г. бывший хозяин стал директором экспозиции, получивший название «Первый музей новой западной живописи». Впоследствии лучшие картины щукинского собрания были переданы в Эрмитаж и Государственный музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина. Волею судьбы Сергей Иванович покинул Россию и поселился в Париже, когда же его спрашивали, почему он не хочет вернуть себе право на коллекцию, он неизменно отвечал: «…я собирал не только и не столько для себя, а для своей страны и своего народа. Что бы на нашей земле ни было, мои коллекции должны оставаться там».

Дмитрий Иванович (1855—1932) ещё при жизни отца вышел из семейного бизнеса и прославился исключительно как коллекционер. Первоначально он собирал изделия из золота и серебра, миниатюру, бронзовую скульптуру, но постепенно сосредоточился на старой западной живописи. Д.И.Щукин коллекционировал картины XIV—XVIII вв., в его собрании были полотна Ватто, Буше, Кранаха, Ланкре, всего около 146 произведений. В своём особняке в Староконюшенном переулке Дмитрий Иванович открыл галерею, но судьба её оказалась такой же, как и у старших братьев. В 1918 г. она была национализирована, а затем передана в музей на Волхонке. Дмитрий Иванович остался при своей коллекции, в 1924 г. он был назначен заведующим итальянским отделом картинной галереи и избран членом учёного совета.

Говоря о щукинской семье, нужно вспомнить ещё младшего брата — Ивана Ивановича, который всю свою жизнь прожил в Париже. Он собирал русские книги, в основном по истории философии и религиозной мысли, читал лекции в Высшей школе социальных наук. Его небольшая квартирка на авеню Баграм стала центром собраний русских эмигрантов. Судьба его оказалась печальной, он разорился и закончил жизнь самоубийством. Сегодня его библиотека составляет сокровищницу русского книгохранилища в Париже.

При жизни последние представители рода Щукиных в России воспринимались с немалой доли иронии, над их собирательством, честолюбием и меценатством посмеивались, называя «самодурами». Но ведь именно они накопили сокровища искусства, создали галереи и музеи и безвозмездно оставили всё это своему Отечеству и народу. Нам есть чему у них поучиться.

Автор: Наталья Дорожкина

Источник: Педагогика и история