«Игра ума, таланта и характер» Василий Александрович Кокорев

Василий Кокорев — человек-легенда, наиболее знаменитый и популярный в народе русский человек XIX века. Его моральное и интеллектуальное превосходство над современниками было столь очевидным, вдохновляющим, а его деятельность была столь грандиозной и разнообразной, что его почитатели оставили о нём лишь краткие восторженные отзывы, не дерзнув написать сколько-нибудь подробную биографию этого верного сына своего народа, Русского Хозяина, Гражданина своей страны, мыслителя, публициста, мецената, непревзойдённого предприимчивого и смелого предпринимателя.

Славянофил С.Т.Аксаков говорил, что Василий Александрович — «сам по себе чудное произведение русской природы».

Василий Кокорев родился в Вологде в 1817 г. в состоятельной семье старообрядца поморского толка. Отец торговал солью из костромских пределов, демонстрировал свой коммерческий талант и по винному делу.

Старообрядческий начётчик научил подростка грамоте по дораскольной Псалтири, объяснив отроку несомненную пользу постоянного самообразования и самосовершенствования личности. На этом «регулярное» образование Василия было завершено.

Мировоззрение и характер у сына в значительной степени сформировала его мать Прасковья Васильевна, привившая Васе глубокую веру Богу, твёрдые моральные основы жизни, доброту, человеколюбие и сострадательность.

В сороковых годах XIX века юноша приехал в Петербург. Благодаря незаурядным способностям, выдающейся предприимчивости и исключительной энергии быстро разбогател, заработав репутацию не только предпринимателя высокого полёта, но и просвещённого прогрессивного общественного деятеля, публициста, поборника социальной справедливости. Говоря о В.А. Кокореве, современники прежде всего отмечали не его финансовое могущество, а его ум, искреннюю религиозность, глубокие и разносторонние знания, человеколюбие. Обаяние личности заслоняло богатство. Принадлежность к старообрядческому беспоповскому Древлеправославию наложила неизгладимый отпечаток на мировоззрение и судьбу Василия Александровича.

Имея опыт управления заводом в Солигаличе и винными откупами в разных губерниях империи, В.А. Кокорев в 1844 г. обратился в министерство финансов с инициативой реформирования всей откупной системы.

На основании его предложений при содействии министра финансов графа М.П. Вронченко было узаконено новое «Положение об откупно-акцизном комиссионерстве», за что В.А. Кокорев получил высокий чин коммерции советника.

Последовательно создавая свою торгово-промышленно-финансовую империю, А.В. Кокорев устремил свои взгляды на восток. С 1840-х годов он освоил новое направление развития своего дела и стал торговать с Персией, ввозя туда уральское железо в обмен на хлопок для отечественных предприятий лёгкой промышленности.

В 1850 г. Василий Александрович обосновался в Москве. Удивляет широта интересов молодого, но уже искушённого предпринимателя, его умение одновременно заниматься самыми разнообразными делами.

В.А. Кокорев уделял много времени не только занятиям финансовыми, промышленными и коммерческими проектами, но и многочисленными гуманитарными и общественными инициативами. В его особняке на «политических обедах» собирались известные историки, искусствоведы-коллекционеры, писатели, поэты: А.И. Кошелев, Н.Ф. Павлов, А.А. Фет, Л.Н. Толстой, М.П. Погодин, братья К.С. и И.С. Аксаковы… Среди них В.А. Кокорев представал как искусный собеседник, великолепный рассказчик, выдающийся оратор. Сюжеты его литературных импровизаций неоднократно использовал в своём творчестве Н.С. Лесков: «Владычный суд», «На краю света», «Чертогон»…

Василий Александрович был тонко чувствующим красоту собирателем предметов народного искусства, быта старообрядцев, коллекционером классической живописи.

В середине пятидесятых годов В.А. Кокорев начал коллекционировать полотна известных отечественных и иностранных художников.

Интерьеры особняков В.А. Кокорева отличались безукоризненным вкусом.

Гуманитарные и общественные устремления и пристрастия Василия Александровича не мешали его делам купеческим.

В середине 1850-х годов предприниматель-вологжанин учредил «Закавказское торговое товарищество», «Бакинское нефтяное общество».

В 1858 г. В.А. Кокорев основал «Общество Волго-Донецкой железной дороги» и «Русское общество пароходства и торговли», вслед за ним— вскоре ставшее знаменитым «Обществом Волжско-Камского пароходства «Кавказ и Меркурий» (1859 г.).

В.А. Кокорев — вологжанин с широкой русской душой — был непревзойдённым авторитетом по части проведения торжественных общественных мероприятий.

В феврале 1856 года в здании московского Манежа В.А. Кокорев организовал на свои средства грандиозное чествование моряков-черноморцев—защитников Севастополя. Издатель «Русского архива» историк П.И.Бартенёв вспоминал:

«Кокорев с Мамонтовым, сняв шапки, несли на большом серебряном блюде хлеб-соль, какую-то испечённую гору, для которой чуть ли не складена была особая печка. Поравнявшись с гостями, Кокорев передал поднос старшему офицеру. «Други и братья, —произнёс он, — благодарю вас за ваши труды и подвиги… Примите наше сердечное спасибо и наш земной поклон». С этими словами он повалился им в ноги. За ним повалились в землю все следовавшие… Все плакали» (1).

После торжественного обеда Василий Александрович перевёз всех моряков к себе в усадьбу, где продолжил чествование.

В 1857г. В.А. Кокорев основал Закаспийское торговое товарищество.

В Суроканах близ Баку в 1858 г., за 15 лет до шведских предпринимателей Нобелей, Василий Александрович запустил первый крупный нефтеперерабатывающий завод. Технический проект предприятия подготовил профессор Мюнхенского университета, знаменитый учёный-химик Юстус Либих. В качестве консультанта выступал крупнейший специалист по Кавказу барон Н.Е. Торнау.

Начиная с пятидесятых годов XIX века В.А. Кокорев активно включился в борьбу за освобождение русских крестьян от крепостной зависимости.

28 декабря 1857 г. В.А. Кокорев организовал торжественный рождественский банкет на 180 персон в помещении Московского купеческого собрания. Василий Александрович произнёс здравницу в честь современных ему деятелей, содействующих выходу «из кривых и тёмных закоулков на открытый путь гражданственности». После тоста последовала речь о необходимости отмены крепостного рабства в России. По мнению В.А. Кокорева, именно этот позорный пережиток мешал развитию страны: очевидно, что только оставшись без дармовой крестьянской силы, помещики начнут внедрять новую сельскохозяйственную технику, а высвободившаяся крестьянская сила станет двигателем промышленного прогресса.

Речь была настолько логична, убедительна в своих неоспоримых аргументах, что на следующий день, несмотря на праздник, московский генерал-губернатор граф Закревский вызвал к себе В.А. Кокорева и обрушился на него с потоком угроз и претензий. Молча выслушав этот «поток сознания», В.А. Кокорев спокойно и твёрдо подтвердил своё сочувствие освобождению крестьян и готовность «перенести все злоключения во имя важного исторического значения переживаемого момента». Могущественный генерал-губернатор, не церемонясь с вольнодумцем, указал В.А. Кокореву на дверь и направил в Петербург донесение, что Кокорев «готов на всё»!

Юридически, сословно бесправный, но очень богатый старообрядец продолжил свои выступления на многочисленных собраниях и банкетах. Пропорционально росло и число доносов царскому правительству. В Петербурге политические поклёпы оперативно приняли к сведению. Началась кампания системных гонений на забывшего своё сословное бесправие старообрядца-миллионера. По указанию «либерального» императора Александра II, все выступления по вопросам государственной важности были запрещены, и министерству внутренних дел было поручено отслеживать «слово и дело» «демократа и возмутителя общественного спокойствия» В.А. Кокорева.

В 1858-1859гг. упорный и никогда не унывающий В.А. Кокорев много сделал для благоустроения Первопрестольной на выборном посту товарища (заместителя) Московского городского головы.

В 1859 г. «Санкт-Петербургских ведомостях» Василий Александрович опубликовал статью «Миллиард в тумане», в которой призывал: «Прежде всего надобно дать крестьянам общечеловеческие гражданские права».

В.А. Кокорев тщательно разработал план справедливого освобождения своих соотечественников-крестьян. Известный на всю страну предприниматель предлагал осуществить личное освобождение всех крепостных крестьян и передачу им всех земельных наделов за совокупный выкуп в 1080 миллионов рублей с рассрочкой на 37 лет.

В.А. Кокорев обратился к русскому купечеству с призывом приобретать крестьянские наделы-подворья с обязательством возврата земли по освобождении крестьян — хозяев наделов. Для осуществления своего плана он основал специальный частный банк и готов был вложить в его уставной фонд сразу миллион рублей, сумму, по тем временам, значительную.

Инициатива В.А. Кокорева была исключительно своевременной. Половинчатая, несправедливая, проведённая в интересах монархии и дворянского сословия официальная реформа «освобождения» крестьян 1861 г. предопределила крушение империи в начале XX века. Реформы П.А. Столыпина необратимо запоздали, их надо было проводить в первой половине XIX века.

«Василий Александрович был истинно русский человек, горячо и искренне любящий свою родину, грудью пробивавший себе дорогу. Много писал о нуждах и желаниях русского народа, но больше всего лично сделал хорошего для блага нуждающегося. В своём имении в Новгородской губернии доставил возможность крестьянам приобретать на выгодных условиях участки земли» (4).

Против предложения В.А. Кокорева дружным фронтом выступило дворянство и петербургское чиновничество. За купцом-старообрядцем, как, якобы, опасным для судьбы царствующей династии вольнодумцем, был на 14 лет установлен полицейский надзор…

1859 по заказу В.А. Кокорева было начато изготовление нефтеналивных барж длиной 55 м. (2). Позднее акционерное общество «Кавказ и Меркурий» по инициативе В.А. Кокорева построило несколько роскошно оформленных пассажирских (вместимостью до тысячи человек каждый) пароходов, среди них знаменитые своим комфортом «Император Александр II», «Александр Невский» и «Дмитрий Донской».

1861 год. В Москве в Петроверигском переулке В.А. Кокорев завершил строительство специального здания для своей картинной галереи. Первая в стране общедоступная экспозиция включала более 500 полотен таких художников как А.Г. Венецианов, Д.Г. Левицкий, В.Л. Боровиковский, К.П. Брюллов (42 полотна), А.А. Иванова, А.Т. Матвеева, О.А. Кипренского, Н.Е. Сверчкова, С.Ф. Щедрина, И.К. Айвазовского (29 полотен) …

Залы галереи были великолепно оформлены: «Всякий, кто имел случай видеть <…> её, согласится с нами, что она составляет очень важное явление в нашей художественной среде <…> Все восемь зал музея убраны богато и со вкусом. Мягкие диваны, красивая резная мебель в русском стиле, прекрасный паркет, столы с затейливой инкрустацией <…> бюсты мраморные и алебастровые, дорогие вазы <…> достаточный свет сверху» (5).

В галерее располагался поместительный зал, где читали лекции специалисты-искусствоведы, выступали художники и писатели. Здесь в апреле 1864 г. в «литературном утре» участвовали А.Н. Островский, А.Н. Плещеев, Ф.М. Достоевский, читали стихи и прозу актёры Малого театра (6).

В.А. Кокорева заслуженно считают одним из основателей русского стиля в отечественном искусстве. Для интерьеров своего московского дома он заказывал наиболее талантливым мастерам произведения по мотивам русского крестьянского быта. В рабочем кабинете Василия Александровича на письменном столе удивлял посетителей ювелирно выполненный золотой лапоть. В.А. Кокорев собирал предметы быта великорусских крестьян. Коллекция была богатой и представительной. В связи с этим над парадным подъездом своего особняка Василий Александрович укрепил транспарант «Хранилище народного рукоделия», выполненный шрифтом допетровских времён.

В. Кокорев был знаком и поддерживал добрые дружеские отношения с историком М.П. Погодиным, писателями Н.В. Гоголем, А.Н. Островским, Н.С. Лесковым, М.Н. Загоскиным, актёром М.С. Щепкиным… Среди почитателей оригинальной натуры Кокорева были литераторы и общественные деятели, преимущественно придерживающиеся доктрины славянофильства: С.Т. Аксаков, А.Н. Струговщиков, К.Д. Кавелин.

М.Е. Салтыков-Щедрин называл Василия Александровича «баловнем фортуны».

Н.С. Некрасов неоднократно упоминал Кокорева в своих стихотворениях.

Для бесед со своими друзьями-интеллектуалами Василий Александрович заказал архитектору Н.В. Никитину построить деревянный флигель в саду дома М.П. Погодина на Девичьем поле. В результате был создан богато декорированный резьбой и росписью бревенчатый дом, вошедший в сокровищницу национальной культуры под именем «Погодинской избы». Дом изначально был задуман как концептуальное архитектурное решения в контексте народного русского стиля. Замысел действовал в противовес казённому, искусственно насаждаемому петербургским истеблишментом псевдонародному «византийскому» стилю вновь возводимых храмов и дворцов. «Погодинская изба» была выдержана в лучших традициях аутентичного народного деревянного зодчества.

В.А. Кокорев в своём русофильстве стал примером для московских коллекционеров и меценатов, что выразилось в художественном оформлении усадеб Абрамцево, Мамонтовки, имений Усады Саввы Мамонтова и Талашкино княгини М.К. Тенишевой. В русле традиции, заложенной В.А. Кокоревым, Сергей Мамонтов организовал в Москве существующий и ныне Музей кустарного искусства.

Василий Александрович поддерживал материально такие издания, как «Русская беседа» и «Русский вестник», где публиковал и свои статьи, блистая даром публициста.

1862-1865 годах за 2,5 миллиона рублей В.А. Кокорев построил в Москве на Софийской набережной напротив московского Кремля трёхэтажную гостиницу «Кокоревское подворье». Несколько корпусов гостиницы занимали всю глубину квартала. Чугунный балкон на главном фасаде составлял сплошной навес над тротуаром и входами.

В здании размещалась контора банка, транспортное агентство, почта, телеграф, ломбард, огромные охраняемые складские помещения, библиотека. Подворье выполняло функции элитарного делового и культурного центра с видом на кремлёвские соборы. Значительная часть гостиничных номеров были роскошно оформлены и обставлены дорогой мебелью.

В Подворье жили и творили известные писатели, композиторы (П.И. Чайковский здесь написал оперу «Мазепа»), художники (среди них—В.В. Верещагин из Череповца). Для живописцев были созданы особые условия. Здесь находились специально оборудованные мастерские знаменитых художников В.И. Сурикова, К.А. Коровина, С.А. Виноградова.

Одним из направлений высоко доходной деятельности Василия Александровича стало строительство роскошных дач для петербургской аристократии в посёлках вдоль Николаевской железной дороги.

1866-1869 гг. В.А. Кокорев был избран депутатом («гласным») Московской городской думы, активно сотрудничал с Московским Биржевым комитетом. Василий Александрович стал ключевой фигурой в развитии общественного транспорта Москвы, он активно участвовал в создании сети конно-железных дорог, вытесненных только после 1910 г. трамваями на электрической тяге.

1863 г. Василий Александрович привлёк для совершенствования технологического процесса на предприятии в Суроканах молодого учёного Д.И. Менделеева (2). По его совету начали прокладывать нефтепровод к побережью Каспийского моря.

Первый банк в Москве был учреждён в 1866 г. по инициативе В.А. Кокорева и получил название Купеческого. Василий Александрович применил в этом случае богатый опыт старообрядцев по взаимному кредитованию, эквивалентному бартеру и другим финансово-коммерческим приёмам. В московском Купеческом банке числилось 90 крупных пайщиков, основной капитал составлял 1260000 руб. Купеческий банк в Москве стал вторым в стране после Государственного банка. Через три года в 1869 г. В.А. Кокорев выступил соучредителем второго банка с названием «Московское купеческое общество взаимного кредита». Число пайщиков в этом банке достигло уже 1400 предпринимателей.

В семидесятые годы XIX века. В.А. Кокорев, помимо продолжавшихся других направлений своей деловой активности, с присущим ему размахом продолжил дело отца— вновь стал торговать солью. Одновременно с этим он приобрёл паровые мельницы в Петербурге и золотые прииски на Урале.

В 1870 г. В.А. Кокорев стал инициатором основания Волжско-Камского банка с начальным капиталом в 6 миллионов рублей, постепенно выросшего в крупнейшее финансовое учреждение России. В 1913 г. активы Волжско-Камского банка превысили 418 миллионов рублей, по тем временам, сумма астрономическая. Московское отделение банка располагалось в специально построенном роскошном здании по адресу улица Ильинка д.8. К 1895 г. банк имел 20 отделений в разных городах империи, через 12 лет—уже 60 отделений по всей стране. В правление банка, помимо ближайших сподвижников В.А. Кокорева, входили два его сына: Александр и Георгий.

1871 год. Вместе с «железнодорожными королями» — Ф.В. Чижовым, Т.С. Морозовым и П.И. Губониным —В.А. Кокорев выкупил из казны Московско-Курскую железную дорогу, организовал строительство Уральской горнозаводской железной дороги, построил Волжско-Донскую магистраль, соединив две крупнейшие водные артерии европейской России.

В.А. Кокорев основал и стал основным пайщиком стратегического для страны Северного телеграфного агентства, существенно расширив охват территории страны действующей телеграфной связью.

В 1872 г. Василий Александрович инициировал создание «Северного общества страхования и склада товаров с выдачей варрантов» (варранты—специальные ценные бумаги) и в течение трёх лет возглавлял его правление. Вскоре Василий Александрович преобразовал Общество в могущественное акционерное общество «Северное страховое от огня».

В 1873 г. В.А. Кокорев преобразовал своё нефтяное предприятие в Суроканах в акционерное объединение «Бакинское нефтяное общество», существенно увеличив его активы.

Правительство и конкуренты многократно прилагали усилия для ослабления экономической мощи старообрядца В.А. Кокорева. Искренне верующий человек, он умел «держать удар» и каждое поражение, тяжёлые финансовые потери превращал в стимул для дальнейшего развития. Богатство было для него инструментом помощи русскому народу в условиях сословного дворянского беззакония, чиновничьего и полицейского произвола, ослабления веры и падения нравов правящего слоя общества.

Уроженец Вологды, Василий Кокорев нёс в своем мировосприятии родовой дух нестяжания преподобного Нила Сорского, неизгладимую память кровавых гонений Великого Раскола. Только огромное состояние позволяло поражённому в правах старообрядцу («человеку второго сорта» по меркам Российской империи того времени) В.А. Кокореву участвовать в общественной жизни, публиковать статьи в центральной прессе, улаживать свои общественно-полезные начинания в коррумпированном Петербурге.

В.А. Кокорев диверсифицировал свои капиталовложения. Часть его совокупного состояния составляли домовладения в Солигаличе, Вологде, Киеве, Кишенёве, Москве, Петербурге.

На пике делового успеха его состояние (по приблизительным оценкам столичных газет) превышало тридцать миллионов рублей—сумма колоссальная для середины—второй трети XIX в. в России. Для сравнения, состояние Х.С. Леденцова в 1907г. составляло около 2 миллионов более «легковесных» рублей начала XX века.

О благотворительности В.А. Кокорева современники слагали легенды. Исполняя Евангельскую заповедь, Василий Александрович свои наиболее масштабные благотворения (особенно своим единоверцам) осуществлял прикровенно: «большие деньги любят тишину» …

Достоянием гласности становились лишь скромные, обыденные благотворительные поступки известного всей России народного героя.

В.А. Кокорев всегда носил с собой деньги для пожертвования неимущим. По внешнему виду человека определял его жизненные затруднения и спешил к нему с щедрой помощью.

Для поддержания «недостаточных» студентов Академии художеств В.А. Кокорев в живописных окрестностях Вышнего Волочка на берегу озера Мстино построил Владимиро-Мариинский приют — «Академическую дачу» — целый комплекс зданий для проживания и творчества молодых художников. За это начинание в последний год своей жизни Василий Александрович был избран почётным членом Академии художеств.

В.А. Кокорев собирался построить сеть подобных «домов творчества» в живописных местах Крыма, Алтая, Поволжья, но кончина не позволила осуществить эти благородные начинания.

Василий Александрович вместе с купцом Т.С. Морозовым профинансировал военную экспедицию отряда добровольцев генерала М.Г. Черняева, отправившихся на помощь восставшим сербам в 1875 г.

В.А. Кокорев обладал проницательностью учёного и духовидца. Его книга «Экономические провалы» многократно переиздавалась в течение полутора веков и не потеряла актуальности и в наши дни:

«Пора государственной мысли прекратить поиски экономических основ за пределами России и засорять насильственными пересадками родную почву; пора, давно пора возвратиться домой и познать в своих людях свою силу» (1887г.).

В.А. Кокорев скончался в 1889 г. и был погребён на Малоохтинском старообрядческом кладбище в Санкт-Петербурге.

Всё выше сказанное лишь в самых общих чертах приоткрывает завесу забвения достойно прожитой жизни и великих свершений русского самородка из Вологды. Пример, достойный глубокого уважения, исключительно актуален в наши дни.

Использованная литература:

  1. Столбова Е. Коллекция В.А. Кокорева. Русский музей. СПб. 2013. С.7.
  2. Сергеев А., Рябой В. Нобили для России, Россия для Нобилей. Ярославль. 2003. С. 283.
  3. Пыляев М.И. Замечательные чудаки и оригиналы. М., 1990. С. 672.
  4. Вашков Е.И. Развлечение в вагоне. Повести и рассказы. М., 1878. С. 27.
  5. Панова Т. Кокоревская галерея//Художник. № 8. С. 52.
  6. Романюк С.К. Из истории московских переулков. М., 2010. С.298-299.
  7. Найдёнов Н.А. Воспоминания о виденном, слышанном и испытанном. М. 2007. С. 107.
  8. Большая энциклопедия русского народа. Русское государство. М. Энциклопедия русской цивилизации. 2002. С. 622.
  9. Иванов Н.И. Воспоминания театрального антрепренёра//Исторический вестник. Т.46.№ 10. С.77.
  10. Кокорев В.А. Экономические провалы. М., Концептуал. 2013. 303 с.
  11. Бурышкин П.А. Москва купеческая. М., 1991. С. 199.
  12. Филаткина Н.А. Василий Александрович Кокорев//Московский журнал. № 296. 2015. С. 28.
  13. Купечество Москвы. История. Традиции. Судьбы. М., 2008. С. 116.
  14. Керров В.В. Старообрядческое предпринимательство XVIII —первой половины XIX в.: генезис и модельные характеристики // Индустриальное наследие: материалы Международной научной конференции в г. Гусь-Хрустальный, 26.06.2006 г. Саранск. 2006. С. 299.
  15. Петров Ю.А. Коммерческие банки Москвы. Конец в.—1914 г. М., 1998. С. 115.

Автор: Александр Бочков — член Русского исторического общества.

Источник: Вологодское Землячество