Международному женскому дню посвящается: женское предпринимательство в дореволюционной России

Становление женского предпринимательства в России — тема достаточно сложная для анализа. В научной литературе имеются противоречивые сведения относительно того, какую роль играли женщины в становлении экономики России XVIII-XX веков.

В дореволюционной России предпринимательская карьера женщины была практически невозможна. Женщины занимали зависимое положение в семье и на производстве или любой другой работе. И это не случайно. Работа, какой бы продуктивной и интенсивной она ни была, не обеспечивала экономической независимости от отца или мужа.

Согласно переписи 1897 года, из всех женщин России, работающих по найму, 55% работали в качестве прислуги и поденщиц, 25% батрачили у помещиков и кулаков, 13% были заняты в промышленности и строительстве, и только 4% были заняты в просвещении и здравоохранении. В последующие 20 лет это соотношение несколько изменилось в пользу фабрично-заводского и интеллектуального труда, однако преобладание в нем профессий низкой квалификации и низкой оплаты труда сохранилось.

Это связано с тем, что для многих женщин самостоятельный заработок стал вопросом выживания в условиях, когда возможности женской занятости были очень низки.

В 1871 году высочайшим повелением женщинам запретили работать на канцелярских и других должностях во всех правительственных и общественных учреждениях, кроме женских заведений Ведомства учреждений императрицы Марии Федоровны (т.е. благотворительных учреждений). Единственными вакантными местами оставались позиции учительниц начальных классов, акушерок и фельдшериц для образованных женщин, а прислуги, кухарки, прачки — для необразованных.

Только с 1895 года женщины-врачи приобрели право свободной практики. Консервативная политика правительства не только сдерживала энергию и инициативу тысяч женщин, но и обрекала многих на нужду и лишения.

Несмотря на ограничения, женщины составляли уже около четверти занятых в промышленном производстве в 1890-х годах и около 40% занятых — в 1910-х годах, в текстильной промышленности — до 70%.

Большинство аналитиков сходятся во мнении, что вклад женщин в российскую экономику, и прежде всего в благотворительную деятельность, незаслуженно умалчивается.

В 1873 году Ф. М. Достоевский писал: «Женщина настойчивее и терпеливее в деле. Она серьезнее, чем мужчина. Она хочет дела для самого дела, а не для того, чтобы казаться. Уже, не в самом ли деле нам отсюда ждать большой помощи».

Справедливость высказанных размышлений подтверждала реальная деятельность российских женщин, волею судеб оказавшихся во главе тех или иных предприятий.

Возможность управлять собственностью представлялась женщине в России в крайних случаях. Например, в случае смерти мужа при наличии несовершеннолетних детей. Именно эти исторические примеры позволяют судить о степени успешности женщины в случае «вынужденного управления» делом до перехода его в руки сыновей или других родственников.

Примеров подобного рода в российской истории немало. Вспомним хотя бы историю династии Мальцевых. Женщины рода Мальцевых, по мнению историков, внесли большой вклад в развитие стекольной промышленности российского государства. Содержательницей фабрики Евдокия, жена старшего брата, становится тогда, когда умирает ее муж Александр Мальцев. Энергичная Евдокия полновластно берет дело в свои руки, и поэтому Аким Мальцев, младший брат, вскоре соглашается поделить имущество. За Евдокией остается хрустальная и стекольная фабрики, которые успешно развиваются. Лишь в конце жизни не имевшая наследников по мужской линии Евдокия продает фабрики с людьми и имуществом вдове Акима Мальцева, Марье Васильевне. После смерти своего мужа Акима Мальцева Марья берет дело мужа в свои руки, пока не подрастут ее несовершеннолетние сыновья.

Энергичная, предприимчивая и вместе с тем осмотрительная и расчетливая хозяйка, Марья не только управляется с прежними владениями и двумя купленными фабриками, но задумывает и реализует проект строительства новой крупной фабрики стекла и посуды. В 1793 году она закладывает знаменитый в последствии Дятьковский стекольный и хрустальный завод, продукция которого уже в 1796 году не уступает, по отзывам, изделиям Гусевского завода.

Только в 1804 году младший Мальцев, Иван, становится полным хозяином мальцевских предприятий, и стареющая мать передает ему теперь уже 10 своих фабрик. Подобному предпринимательскому размаху мог бы позавидовать любой современный бизнесмен.

Схожая история характерна для династии Сапожниковых, которые начали заниматься в середине XIX столетия шелкоткацким и парчовым производством. Основанное Г.Г.Сапожниковым  дело сразу заняло видное место среди многочисленных конкурентов.

После смерти Григория Григорьевича ведение промышленных дел перешло к его жене Вере Владимировне, урожденной Алексеевой, которая в 1870 году передала дело своим сыновьям Александру и Владимиру, успешно развив его и не растеряв капиталы мужа.

Иван Иванович Скворцов, крупный промышленник, принадлежал к числу русских людей, которые душой болели за свое дело. В конце 60-х годов XIX столетия он продолжил дело отца, который занимался выработкой ручным способом бумажных тканей. Им было построено несколько фабрик, в том числе была основана механико-ткацкая фабрика, на которой в начале 1880-х годов уже действовало 1120 ткацких станков. С конца 1880-х годов скворцовский миткаль занял почетное место среди товаров, производимых первоклассными русскими фирмами.

После смерти в 1892 году Ивана Ивановича все дела перешли к его единственной наследнице, дочери Матрене Ивановне, по мужу Павловой.

Вот что пишется о ее предпринимательской деятельности в Энциклопедии «1000 лет российского предпринимательства: из истории купеческих родов»: «Матрена Ивановна, будучи от природы женщиной деятельной, не нашла нужным ликвидировать дела, а стала их продолжать. Первым делом она обратила внимание на техническое состояние фабрик, которые во время болезни отца несколько в этом отстали. Ею была предпринята капитальная перестройка, она улучшила и обновила здания фабрики, машины, квартиры служащих и больницы. Все торговое и фабричное дело велось до 1 октября 1894 года под фирмой «Наследница Ивана Ивановича Скворцова — Матрена Павлова». Во всех ее делах ей содействовал муж — Петр Александрович Павлов. Кроме фабрично-торговой деятельности она была не чужда и деятельности благотворительной, завещанной ей отцом. Она пожертвовала крупные суммы на ремонт и обеспечение местных храмов. Сумма пожертвований достигла 150 000 рублей. Затем ею же было много пожертвовано в Московский государственный университет, на постройку здания для библиотеки имени ее отца. Совместно с мужем, Петром Александровичем, она выстроила при фабрике прекрасное училище для детей рабочих и служащих, на что было затрачено 35 000 рублей. Вследствие болезни Матрены Ивановны, постигшей ее 1894 году, она не могла принимать непосредственного участия в ведении дел, и оно все целиком легло на мужа ее. Спустя десять лет она передала принадлежавшее ей дело мужу и сыну».

Варвара Алексеевна Морозова, урожденная Хлудова, сыграла значительную роль не только в московской, но и общерусской культурной жизни. Ее деятельность широко развернулась после смерти ее первого мужа, А.А.Морозова. Вторым ее мужем был профессор В.М.Соболевский, руководитель газеты «Русские ведомости». Одним из главных созданий Варвары Алексеевны были так называемые Пречистенские курсы для рабочих, которые со временем стали значительным центром просвещения рабочих масс.

П. Бурышкин писал о В.А.Морозовой: «Моя сестра Надежда Афанасьева почти со времени их возникновения была одной из деятельных сотрудниц Варвары Алексеевны в этом деле, в связи с чем и я, соприкасаясь с этим начинанием, был в общении с Варварой Алексеевной и сохраняю благоговейную память о ее бескорыстной и энергичной работе».

Е. Мамонтова (жена С.Мамонтова) и М.Якунчикова создали художественную школу ремесел крестьян, организовали гончарное производство, добились широких заказов для крестьян в России и за границей.

Н. Ламонова — первый известный в России модельер и создатель дома моделей, которая сумела успешно организовать свое дело и достичь хороших экономических показателей деятельности своего предприятия.

Княгиня М. Тенишева в 1911 году стала почетным гражданином Смоленска как выдающийся деятель культуры и образования. Открытая ею сельскохозяйственная школа для обучения крестьян и подготовки преподавателей выходила за рамки обычного учебного заведения. Это была культурная среда обитания для селян с общежитием, столовой, рисовальными и хоровыми студиями, школами развития ремесел.

Иногда женщины проявляли способности в необычной для себя сфере: актриса Сасина стала организатором и председателем Российского театрального общества, а также основателем убежища для престарелых артистов. Теософ Е. Блавацкая для поддержания своей научной деятельности организовала приносящую прибыль лесопереработку и производство чернил.

Попытки рассмотреть историю становления женского предпринимательства в тех регионах, в которых проводилось данное исследование, привели к историческим материалам, в частности по Архангельской области, согласно которым поморки издавна пользовались заслуженным уважением, за что ранее их называли «большухами».

Согласно имеющимся историческим документам, особенно ярко и по-деловому женщины Архангельской и других областей России проявляли себя на Маргаритинской ярмарке, которая, по мнению краеведа Геннадия Попова, получила свое название в честь жены одного из архангельских губернаторов — Маргариты Карловны Де Треверсе. По воспоминаниям современников, она занималась благотворительностью и участвовала во многих начинаниях мужа.

Из 85 человек, взявших места на Маргаритинской ярмарке в 1903 году, 40 был представителями «слабого пола». Их коммерческие интересы не уступали мужским: хлеб, рыба, мясо, ткани, бижутерия — вот области, где женщины имели не меньший успех, а порой оказывались вне конкуренции.

Каргопольская мещанка Елизавета Матвеевна Сухоносова торговала мясом и рыбой лучше соседей-мужчин, а у торговок хлебом Екатерины Семеновны Зайцевской, Ольги Петровны Третьяковой и Глафиры Ивановны Кузнецовой соперников, похоже, не было вовсе.

Женская проницательность помогала торговкам найти подход к клиентам. Об архангельских торговках-крестьянках, мещанках, купеческих вдовах — ходило множество легенд и рассказов. Цыгане и татары, хозяева всех рынков старой России, побаивались их и отступали под их натиском на Маргаритинской ярмарке…

Для Маргаритинской ярмарки была характерна демократичность. Здесь можно было встретить купеческую вдову Стефаниду Михайловну Чеснокову и чиновничью вдову Анну Максимовну Кочергину, лихо приторговывавших калачами и булками.

В Поморье женщины торговали издавна. Когда мужья уходили в море, оставляя их в одиночестве на долгие месяцы, они для душевного удовольствия и ради умножения капитала брали на себя торговые заботы мужей. Отсюда повелось, что владельцами магазинов, лавок и всяческих заведений очень часто становились именно женщины.

В 1916 г. из 92 кафе, ресторанов и трактиров Архангельска 30 принадлежали женщинам. Это немало, если учесть, что часть ресторанов и кафе находилась в собственности товариществ.

Ресторан «Лондон» в Соломбале, которым владела Анна Никифоровна Сулоева, по мнению современников был едва ли не лучшим в городе. Известностью в городе пользовались меблированные комнаты мещанки Софии Тимофеевны Мерзлютиной на Петроградском проспекте. Жена дворянина Капитолина Васильевна Пацевич на Никольском проспекте в Соломбале имела отменное кафе.

Несмотря на то, что в XIX веке российское общество мало обращало внимания на предпринимательские успехи женщин и рассматривало их скорее как исключение из правил, возникло несколько журналов феминистского направления, в которых рассказывалось о женских мастерских, обществах, кассах и артелях. Среди журналов женского направления выходили такие издания, как «Женский вестник», «Женское дело», «Друг женщин».

Эти яркие исторические примеры однозначно свидетельствуют о том, что русские женщины способны успешно вести дела. Находясь на вершине управленческой иерархии, они могут не только поддержать дело на должном уровне, но и успешно его развивать. Выраженная благотворительная направленность русских женщин свидетельствует об умении управлять производством, ориентируясь на дальние перспективы. Это позволяет сожалеть, что лишь столь небольшому числу женщин было дано судьбой возглавить свое дело и достичь успеха в нем.

Источник: open women line