Илья Кузьменков о причинах общественного запроса на возврат к земле, о «правильной» еде и перспективах частных хозяйств

Сегодня мы видим, как люди возвращаются в деревни и села, а вместе с этим возвращается в наш быт такое забытое явление, как «деревенские продукты», которые теперь называются «фермерскими». Сегодня, в дни работы фестиваля «Артос», мы на примере представленных на нем частных фермерских хозяйств можем наблюдать, как менее чем за десять лет  еще недавно совсем пустая ниша экологически чистой еды, выращенной руками реальных людей на реальной русской земле, наполнилась энтузиастами возрождения крестьянства.

IMG_8651О причинах  общественного запроса на возврат к земле, о «правильной» еде и перспективах частных хозяйств мы побеседовали с главным редактором  «Радио ВЕРА» Ильей Кузьменковым, собственный агропроект которого – агропарк «Агилада», регулярно принимающий участие в выставке-ярмарке фестиваля «Артос», – призван развивать и популяризировать фермерство в России.

Илья Кузьменков родился 7 октября 1967 года в Новосибирске. Окончил факультет международных  экономических отношений МГИМО. Был главным редактором телеканалов «РЕН-ТВ» и «Царьград ТВ». Является основателем коммуникационной группы «Кузьменков и Партнеры».

Илья Александрович, расскажите, пожалуйста, о не слишком известной вехе в Вашей биографии – о том, как Вы стали фермером. Когда, почему и зачем?

– Нашей ферме более пяти лет, и  это действительно семейная ферма,  в работу  которой вовлечены уже два поколения: наше и семья моей дочери; мы очень рады, что они разделяют наши взгляды и интересы. Лидером процесса и главным «заводилой» является супруга.  А возник и развивается этот проект по благословению нашего семейного духовника отца Илия (Ноздрина) – я думаю, не секрет, что он многих благословляет заняться фермерским хозяйством.

Вообще-то по происхождению мы типичные «гуманитарии»  – у меня журналистский и консалтинговый бэкграунд, супруга преподает на факультете журналистику МГУ. Однако, как и многие горожане, мы давно начали задумываться о том, как  осуществить нашу  мечту –  1уехать за город, и, можно сказать,  история нашей семьи – это  история «возвращения к земле». Но к фермерству мы пришли далеко не сразу. Более пятнадцати лет мы прожили за городом, не задумываясь о чем-то большем, чем наличие собственного дома. Однако однажды, когда зашел разговор о наших планах, отец Илий  неожиданно благословил нас заняться сельским хозяйством.

У нас тогда как раз был один небольшой по фермерским понятиям участок  в 2 гектара недалеко от дома на Ильинском шоссе, и мы решили попробовать.  Первыми обитателями той «экспериментальной фермы» стали куры, утки, разная другая птица, позднее – козы и барашки. В таком масштабе мы какое-то время  попробовали свои силы, пока (опять же по благословению отца Илия) не завели первую корову. И вот этот переход  – это был очень сложный шаг, на который мы долго не могли решиться. Я, честно говоря, собирался ждать «пенсии», но меня однажды просто семья поставила перед фактом. Буквально. Я приехал с работы и увидел: за воротами стоит она,  наша первая агилада (корова по-гречески). И так, как-то постепенно, от полного непонимания того, что такое сельское 2хозяйство, мы в итоге прошли этот путь, разрослись и приобрели участок около ста гектаров под Волоколамском, где начало развиваться наше уже относительно большое хозяйство. Сейчас у нас уже стадо КРС в 30 голов.

История моей семьи достаточно длинная, и в ней были совершенно разные этапы. Как и у многих, потребности постоянно росли, всегда хотелось чего-то нового – от собственной квартиры к собственному дому за городом, потом к этому дому захотелось еще и красивый сад с прудом  и т.д.  И все время, как это сейчас принято,  хотелось чего-то большего, пока… не появились животные. Особенно после коровы это вечное чувство, что все время нужно куда-то расширяться,  что-то строить и  улучшать жизнь, оно не то чтобы ушло, нет…Но все вдруг стало на свои места, произошел какой-то важный сдвиг в сознании, и появилось ощущение совершенной законченности космоса, в котором мы существуем, правильности такого проживания. Искусственные потребности ушли. И теперь я думаю, что традиционный городской «сплин» – это просто неосознанная тоска горожанина по фундаментальности, естественности сосуществования  в гармонии  со всем, что создано Богом.

А как это совмещается с тем, что эти животные у вас выращиваются для еды?

– Кто-то до того жалеет животных, что  совсем отказывается от животной пищи и становится вегетарианцем, и это позиция. А если вы  чужды веганским идеям, то нет принципиального различия в том, из какого животного сделана колбаса. К этому нужно относиться очень спокойно и не превращать, как нам заповедано,  милость к домашним животным в  поклонение им. Гармоничная жизнь на земле, в окружении животных  на ферме – это совершенно не то же самое, что общение с домашними любимцами типа кошек и собак.  Это не упрощенный циничный функционализм, а понимание естественности мироустройства.

3Испокон веков скот  составлял  и радость, и основу обеспечения семьи, и служил, прежде всего, ее пропитанию.  Кстати, на нашей ферме мы чтим историческую преемственность, и у нас живут только те животные, которые традиционно существуют в этой полосе, в этих условиях. У нас есть много разных интересных пород кур, например, американские арауканы, несущие зеленые яйца, или цесарки, но мы не заводим у себя принципиально чуждых нашей стране видов, например, тех же страусов. Наши коровы – из российского племенного питомника. Тогда как большинство стад центральной России состоит преимущественно из голштинских коров, генетически склонных к лейкозу, у нас живет русская костромская – здоровая  и благородная порода, к тому же дающая очень вкусное молоко.

В общем, когда мы это только начинали, это все было в масштабе «для себя и семьи». Образовывались излишки – раздавали друзьям, не будешь ведь друзьям продавать. Но ферма имеет неизбежную природную тенденцию к разрастанию, увеличивается поголовье, появляется больше молока, мяса, яиц, но это также требует и сил, персонала, затрат уже другого масштаба. И в какой-то момент ты встаешь уже перед неизбежностью  продажи продукции и организации упорядоченного бизнеса.

Тогда те задачи, которые нам поставил отец Илий, благословляя на этот труд, казались странными и трудновыполнимыми. Но, когда это стало реализовываться и по хорошему «захватило», я в очередной раз убедился в том, как важно  уметь жить по послушанию. Это всегда непросто, но удивительно все лучшим образом разрешается и  приносит только благие плоды.

А Вы связываете фермерство и духовность  в принципе?

– Мой первый духовный отец, ныне покойный о.Александр Егоров говорил:  «Преклонись к земле, земля научит». В этом очень много смыслов, но в том числе есть практическое ощущение, что правильная работа на земле меняет человека, дает ему много «некнижных» 4знаний, в т.ч. духовных. Естественность такой жизни возвращает к истокам.

Кстати, мы планируем строительство храма во имя глубоко почитаемого нами святителя Спиридона Тримифунтского. Также хотелось бы реализовать планы по выращиванию здоровых постных продуктов. Мне кажется, дефицит качественных овощей, особенно в зимний период, еще более четко просматривается.

Какими-то еще направлениями Вы занимаетесь?

– Наша идея – агропарк «Агилада»  на 400 гектаров – это концепт, состоящий из трех составных частей. Первое – это сама ферма и продажа ее продукции. Второе – гостиный двор, который пока строится, но вскоре люди смогут приезжать туда для того, чтобы с пользой провести выходные на природе.  Среди наших друзей – много многодетных, православных родителей и, конечно, им часто хочется показать детям реальную жизнь, объяснить маленьким городским жителям, как устроен сельский быт и научить их работать на земле. В агропарке возможна  доступная и ненавязчивая популяризация жизни за городом, ведения хозяйства. Мы надеемся, что со временем эти два направления даже начнут приносить нам доход, ведь пока, с учетом затрат на содержание 5и развитие, наше фермерство – это больше любимое дело, хобби, нежели бизнес.

Третье направление –  это организация своеобразного «виртуального фермерства» в рамках агропарка. Основная идея здесь – дать возможность горожанам попробовать свои силы в фермерстве через совладение. Я не один раз сталкивался с людьми, которые в душе мечтают изменить привычный уклад и заняться фермерством, но не решаются. В Москве у них – работа, налаженный  быт, доходы и устоявшаяся, в общем-то, картина, поэтому в их страхе  нет ничего удивительного. Это  серьезный шаг и большая ответственность, и далеко не у каждого есть такой «старт» как был у нас, с многолетним опытом жизни за городом. Для таких людей и создается наш проект. Здесь они могут воспользоваться ресурсами агропарка для того, чтобы начать делать первые шаги и пробовать себя в фермерстве. Этих людей мы планируем  обеспечить землей, животными, помочь с кормами,  ветеринарией,  передержкой и забоем скота, если это необходимо.

IMG_1147То есть мы, с одной стороны, предоставляем человеку возможность прочувствовать жизнь в этом качестве, но снимаем с него часть серьезной профессиональной нагрузки и помогаем в решении всех сложных вопросов, которые способны надолго «отпугнуть»  человека от фермерства в принципе.  На данный момент проект этот в стадии подготовки, есть несколько семей, готовых в него включиться и приобрели землю. Мы строимся, решаем проблемы с коммуникациями,  готовимся к старту. Именно с этим направлением мы связываем большие надежды по развитию и формированию в Подмосковье фермерского сообщества, что для нас  очень важно.

А в каком состоянии это сообщество сейчас?

– Если говорить о жизни села в принципе, есть три совершенно разных подхода. Во-первых, советский и постсоветский типы хозяйствования: что-то кое-как возделывается на умирающей земле, в руинированных пост-колхозах, еле сводящих концы с концами хозяйствах . Во-вторых, есть современный индустриальный тип, со стадами в 5 тысяч голов, суперсовременными цехами, полной автоматизацией  – это большой корпоративный бизнес.  И третий тип –  «усадебный», который, как мне кажется, должен сформировать 6совершенно новый тип сельской жизни, в каком-то смысле возвращающий к истокам.

На землю должны прийти интеллектуалы и люди с определенными представлениями о культуре в широком смысле этого слова. Я много думал о том, почему отцы благословляют многих  людей на фермерство. Я вижу в этом ряд причин, первая из которых – это развитие правильного труда, возвращающего человека в его естественное состояние. А второе – это колонизация нашей пустующей российской земли. По сути, нам необходимо заново заселить и освоить огромные пространства, отдаленные от городов. И в этом смысле важно, чтобы на  землю приходили люди, которые могут принести с собой определенную цивилизацию – и социальные отношения, и культурную среду, и интеллектуальную среду, и тип взаимоотношений. Хотелось бы, чтобы наша «Агилада» стала партерном такого типа освоения территорий. В нем есть одновременно и социально-экономическая модель, и та же  «экология пространства», так востребованная у современного горожанина.

IMG_8688Земли много, поле обширно. Особенно в некоторых областях, где царит разруха и нищета. Впрочем,  где-то есть и позитивные тенденции.   За последнее  время я несколько раз был в Белгородской области, там ощущение полностью другого сельского пространства – прекрасные дороги, нет ни сантиметра пустой земли, вся земля окультурена, множество храмов, объектов инфраструктуры.

Администрирование конкретных областей и субъектов, действительно, решает многое. Но что делается над всеми ними, на государственном уровне, и чувствуется ли господдержка фермерства?

– Мы два раза выставлялись на гранты, но ничего не получили. Оптимизма не теряем – в этом году подаемся еще раз. Но, честно говоря, я не рассчитываю на государственную поддержку как на ключевой фактор. Она, конечно, никому никогда не мешала, особенно когда мы говорим  не о кредитовании, а о предоставлении субсидий и грантов. Во всем, что связано с экономикой, я человек очень консервативный в самом традиционном смысле этого слова и выступаю за конкурентную среду. Я человек из 90-х, поэтому считаю, что в мире бизнеса должен
IMG_5492выживать сильнейший и тот, кто способен сам построить свою коммерческую логику.

В чем я вижу роль государства в отношении поддержки фермерства? В создании условий для свободной и равноправной экономической конкуренции. Возможность честно представляться на рынке – это самое важное. Прежде всего, это значит, что частные фермеры должны иметь доступ к реальным торговым пространствам.  Мы  не можем выйти один-на один с супермаркетами. В известной «Песне старого извозчика» есть такие строки: «Метро сверкнул перилами дубовыми,/Сразу всех он седоков околдовал».  Огромные торгово-развлекательные центры Москвы так же «околдовали» горожан. Это традиционное противостояние «крафтового» и индустриального, и понятно, что в масштабе индустриальное вне конкуренции, но и у «тонких ручных настроек» должно быть свое пространство.  У мегаформатов  есть много оснований «забрать» на себя всех потребителей – удобство парковки, подъезда, широчайший ассортимент, развлечения и т. д. Естественно, там колоссальные потоки потребителей, но фермер туда прийти со своей продукцией не может. В частности, потому что розница выставляет такие требования к продукции – упаковке, срокам хранения и множеству других факторов, что натуральный, живой продукт фактически в этих супермаркетах не может быть представлен. Живой органический продукт не может выжить в таких условиях.

Столичные рынки сейчас тоже представляют собой среду, совершенно не дружественную к нашей  продукции. Это когда-то давно рынки у нас были «фермерскими « и «колхозными», а сейчас там и манго, и замороженное мясо из Австралии… В общем, это такое подобие супермаркета с имитацией большей натуральности и другим способом продажи, а самое главное – они тоже дороги для фермера, так как 7рассчитаны, по сути, на супермаркетный тип продукта.

У современного частного фермера из Подмосковья основная проблема  – найти возможность как-то присутствовать в поле зрения потребителя, самостоятельно представляя ему свой товар. Если фермер начинает тратить силы на реальный маркетинг, он теряет главный фокус.

Выставки и ярмарки, городские фестивали – это выход для фермеров?

– Мы активно участвуем в выставках, в городских ярмарках. Я для себя выставки открыл не только как продавец, но и как потребитель. Никогда ранее на них не был и не предполагал, что на них может быть что-либо интересное. Немного предвзято к ним относился – как к чему-то социально низкому, «черкизону», наполненному всякой ерундой. Оказавшись там как участник, я  нашел там много интересного и как потребитель, увидел  то, что в массовой продаже просто не представлено. Ну, и как продавцу, конечно, выставки дают мне и другим фермерам редкую возможность представить свою продукцию реальному массовому покупателю.

Но что должно измениться, чтобы фермерские товары можно было купить не только через интернет или на ярмарках?

– В этом плане хотелось бы видеть адекватную политику местных, прежде всего, властей, чтобы сельское хозяйство получило реальные шансы на присутствие на рынке наравне с другими его участниками.  Если говорить о том, что необходимо из реальных мер для поддержки фермеров, – это создание площадок с минимальной арендной платой, удобных и доступных, где индивидуальные хозяйства могли бы представить свою продукцию. В идеале такие площадки должны быть вообще бесплатными для фермеров, потому что при высокой себестоимости качественной продукции частной фермы арендная плата просто убивает рентабельность всего проекта. Естественно, при условии того, что продавец может документально подтвердить прохождение своей продукции и реально сам является ее производителем, – IMG_1006проверить это не так сложно.

Фермерам жизненно нужны места, где можно предлагать товары напрямую, без посредников, без переплаты за аренду и иметь возможность сделать их  привлекательными для конечного потребителя.  По моему убеждению, в настоящем фермерском продукте не должно быть ни единого промежуточного звена между производителем и потребителем. Если в этой цепочке 2-3-4 участника,  теряется весь смысл. В идеале мою продукцию должен продавать я сам или сотрудники моей фермы, потому что только настоящей производитель не просто знает «от» и «до» как и из чего все произведено, но и лично контролирует производство и отвечает за его качество.  Любое нагромождение посредников в цепочке реализации органической еды от земли и до стола потребителя – это уже вероятность того, что в итоге в качестве такой товар потеряет.

Но ведь что касается фермерской продукции, спрос на нее в принципе не так уж и велик. Возможно, действительно из-за неконкурентоспособной цены?

– Спрос невелик, в первую очередь, потому, что нет удобного для потребителя способа продажи. Что касается цены, то сравнивать продукцию фермы с тем, что представлено на прилавках массово, не совсем корректно. Вот есть понятие «деликатес», и мы привыкли, что это какое-то заморское чудо или что-то редкое и очень изысканное. За это покупатели готовы платить значительно бо́льшую цену. Но, на самом деле, настоящий эксклюзивный  деликатес сегодня – это натурально выращенная, безопасная, качественная еда. И, как любой деликатес, по-настоящему органические, вкусные продукты не могут быть дешевыми.

Не стоит обманываться и покупать что-либо «фермерское» или «био» по дорогой цене в супермаркетах, переплачивая за маркетинг и бренд. Но также не стоит ждать, что вы можете дешево купить качественный фермерский продукт, выращенный в хороших условиях и с соблюдением технологических норм.

Не хочу уходить в метафизику, но я убежден, что хорошая фермерская еда –  совсем другая по содержанию. Не потому, что от нее желудок лучше работает – она качественно меняет все существо человека, и человек начинает состоять из каких-то других элементов. Неспроста сказано «ты – то, что ты ешь».  Качество еды действительно влияет на мировосприятие: человек, потребляющий натуральные, 8качественные продукты не просто более здоров – он более гармоничен.

Вообще, человек XXI века, как мы замечаем, – немного странный во многих отношениях, и я думаю, это в том числе следствие нарушения всей парадигмы отношения к питанию и образу жизни. Тысячелетиями человечество жило в  одном биологическом формате, а за последние 100 лет  этот формат изменился, произошли очень существенные подмены того, в чем человек на самом деле нуждается по своей природе.  Еда, ритм жизни меняют весь внутренний строй жителя мегаполиса, он теряет связь с природой как частью самого себя. А человек так устроен: ему необходимо поддержание баланса, с которым он был создан. Для этого желательно хотя бы иногда   выходить  из тех биологических деформаций, к которым подталкивают современного горожанина сами условия его быта.

А верите ли вы в возможность возвращения России к своим крестьянским традициям и в возрождение частного фермерства как широкого явления?

IMG_0201 (1)– Загадывать в этом отношении что-либо крайне трудно, но,  по-моему, Россия все-таки  возвращается на свою «столбовую дорогу»  со всеми ее странностями, плюсами и минусами.  Но такого числа крестьян (до 90% населения), как было в России  когда-то,  в наше время в принципе не  может быть. То есть буквально воспроизвести социально-экономический уклад конца XIX века сейчас нельзя. Да и нужно ли? Современные условия жизни диктуют иные правила существования. Все равно есть  международное разделение труда, да и сами форматы крупных городов уже не позволяют создавать вокруг себя такую среду.  В огромной агломерации под названием Москва – более 15 миллионов человек. Кормить такой город частным фермерам будет сложно. Территории не хватит – ведь только на одну корову нужно 3 гектара земли.

Несколько лет назад я был на встрече в Министерстве сельского хозяйства Подмосковья. Практически каждого фермера министр знает по имени! Вот и представьте, как мало у нас успешных фермерских проектов.  Но речь, на мой взгляд, идет не о том, что всю страну и крупные города необходимо переформатировать и повести за собой на землю. И я никогда не говорю, что продукт из супермаркета невозможно есть или что невозможно жить в  квартире в 25-этажной «башне» и т.д. Каждый человек сам выбирает тот образ жизни, который ему близок.

Свою же задачу как фермера я вижу в том, чтобы внести лепту в создание у людей большего разнообразия в  вариантах выбора. И это не только про еду и другую продукцию нашего хозяйства – это еще и предоставление при помощи концепции агропарка «Агилада» возможности выбора стиля жизни.

Материал предоставлен Ильей Кузьменковым