Опора-Созидание Проект рабочей группы "Предпринимательство и православие"
"Мы развиваем культуру предпринимательства, основанную на традиционных российских ценностях, осуществляя вклад в духовное возрождение России"

Александр Иванович Нотин: «Мы хотим наряду с бизнес-этикой развивать еще и духовное единомыслие и единодушие».

Notin_portraitПочему этика, хоть и необходима, но отнюдь не достаточна в современном бизнесе? На каких принципах строилась деловая этика наших предков? В чем заключается социальная ответственность бизнеса? Что такое сверхдолжное владение? Как можно возродить мелкий уклад жизни на земле в современной России? Что такое проект «Агро-Переправа»? Об этих и других вопросах мы побеседовали с Президентом АНО «Переправа» Александром Ивановичем Нотиным.

Александр Иванович, что Вы вкладываете в понятие этики бизнеса?

Я бы начал с самого понятия «этики». Это культура поведения, это внешнее проявление внутренних мыслей, настроений, тонких порывов души. В основе этики лежат «тайные дела человеков», как написано у апостола Павла. К сожалению, весь мир, а вслед за ним и наш российский бизнес, пошел по пути законничества. То есть желания, во-первых, все ограничить этикой, некими правилами приличия, а с другой стороны, все это поставить на основу юридических процедур: заключения соответствующих договоров, исполнения всякого рода надзорных, карательных процедур и т.п. Однако налицо некая недостаточность, если не сказать пагубность подобного положения дел. Если люди хотят вас обмануть, то с этической точки зрения они могут выглядеть вполне прилично: заключить все договора, привлечь лучших юристов… И тогда вас обманут «на законных основаниях», что мы и наблюдаем на примере рейдерства, всевозможных ловких схем мошенничества, обналички, коррупции и воровства. Странно, что, с одной стороны, вроде как повсеместно возрастает юридическая культура и связанная с ней бизнес-этика, а с другой — умножается и количество злоупотреблений, злодеяний, хищений и преступлений.

Отсюда делаем единственно возможный вывод: этика хоть и необходима, но недостаточна. В обществе должно присутствовать что-то еще. Что-то более глубокое, фундаментальное, чем этика, и об этом знали наши прадеды-купцы, которые договора закрепляли простым рукопожатием. В Нижнем Новгороде в Купеческом Собрании висела доска, на которой долги записывались мелом, а когда человек их не возвращал, эту надпись стирали, а недобросовестный заемщик с этого момента мог забыть дорогу в приличное общество. Отсюда пошла фраза: «Я сотру тебя в порошок». Рукопожатия были ценнее юридических фолиантов и к тому же значительно экономнее, потому что огромные средства не расходовались на избыточный аппарат, услуги юристов, службы безопасности и т.д. Весь предпринимательский механизм работал четче, а поскольку расходы сокращались, то и результат наверное был получше.

Murom_merchants

Как Вам кажется, что там было такого, чего нет в наше время?

Там была некая духовная основа, которая затрагивает самые глубины человеческой души и выражена в словах «тайные дела человеков», которые однажды станут явными. Была не просто этика, но духовная культура. И самое главное, был страх Божий: люди глубоко и искренне верили в Бога, в вечность, в воздаяние за гробом. Человек реально нес высочайшую ответственность как перед другими людьми, так и, прежде всего, перед всевидящим и всемогущим Судьей, Которому он предстанет после смерти. В этом смысле тайная жизнь его души находилась в гораздо большем соответствии с внешней формальной «бизнес-этикой». Сегодня все изменилось: потеряв веру и тонкие понимания удивительных сопряжений человеческой души и бытия, зримого и незримого миров, ответсвенности перед Богом и людьми, принципа служения Богу и людям, все слои нашего общества оказались поражены вирусом мамоны, безверием, что практически превращает отношения людей в беспринципные, злонравные, и одновременно самого человека делает одиноким, а жизнь его бессмысленной.

Moscow_old photo

Без соблюдения духовных принципов бытия (все Евангелие и святоотеческая мудрость буквально вопиет об этом) человек не может состояться как личность, а предприниматель не может быть действительно успешным. Запад приучил нас к тому, что успех измеряется деньгами. Наша жизнь в условиях постсоветского «либерального проекта» со свободой рынка, передвижения и слова убеждает нас в том, что сами по себе деньги, если с ними неправильно обращаться, могут стать не только мерилом успеха, но и причиной серьезных трагедий в жизни человека. Культ мамоны глубоко разрушает человека, его семью, все общество. Я даже выявил для себя такое наблюдение. Если человек не понимает, что такое сверхдолжное владение, если не умеет правильно с ним обращаться, если присваивает себе то, что ему, по сути, не нужно, а, значит, и не принадлежит в рамках «принципа служения» и «личной миссии» (а предприниматель тоже является своего рода миссионером, несущим определенное служение в жизни), то тогда неизбежно его неотвратимо настигает крах — наказание и назидание от Бога. Замечу: не кара, именно наказание, наказ, научение, как надо жить. Случается подобное с каждым с интервалом примерно в 7-10 лет. Происходят тяжелейшие потрясения, которые человек чаще всего считает случайностью. Но это не случайность. В духовном измерении это закономерность. Такой крах часто вразумляет. Многие из нас, предпринимателей, это прошли….

Как вам кажется, каково сегодняшнее состояние бизнес-этики в России?

Наиболее одиозные формы такой бизнес-этики — криминальные, откровенно незаконные — в процессе развития нашей деловой среды постепенно отошли на задний план. Более или менее сейчас все вошло в нормальное русло. Но по сути это проблему не решило, поскольку за те же годы на место старых «болячек» пришла куча новых, связанных с государственным и олигархическим рэкетом, судебно-силовым произволом, отсутствием условий для здоровой конкуренции между субъектами рынка и прочая и прочая. С одной стороны, вроде бы уровень этики стал чуть повыше, а с другой — жить людям становится все сложнее и сложнее. Особенно тяжело приходится мелкому и среднему предпринимательству. Это связано с общими изъянами нашей макро-экономической модели, которая носит гоусдарственно-олигархический характер и постепенно ведет к тому, что мелкий и средний уклад буквально исчезает с лица земли. Отсюда всеобщее ожесточение, обострение недобросовестной конкурентной борьбы. А это не может не влиять на бизнес-этику: хищные, алчные, беспринципные средства борьбы за выживание снова начинают появляться в нашей жизни.

Как Вам кажется, что необходимо сделать, чтобы бизнес стал более цивилизованным?

С точки зрения внешней бизнес-этики, кое-что делается: например, продвижение западного опыта, новых технологий, лучших практик правильного ведения бизнеса. Это важные начинания, но полностью проблему они не решат. Здесь не обойтись без «капитального ремонта» самой экономической модели и, прежде всего, финансово-кредитной и бюджетной политики. Надо перенаправить внимание и ресурсы государства на развитие малого и среднего бизнеса, создание для него благоприятных условий. Надо менять налоговую и судебную системы и как-то преодолевать крайнюю зашлакованность экономических процессов и процедур в результате засилья госкапитализма. Для того, чтобы кардинально изменить ситуацию, необходимы серьезные реформы. Сегодня по внешним показателям мелкий и средний уклад создает меньшую долю ВВП, чем даже при Ельцине. Если вспомнить ситуацию с недавним введением дополнительных страховых взносов и прочих поборов в отношении индивидуальных предпринимателей, в результате чего сотни тысяч ИП попросту закрыли свои дела или ушли «в тень», то остается признать: здесь уже не до бизнес-этики.

По Вашему мнению, в чем заключается социальная ответственность любого бизнеса?

Сам по себе бизнес это уже занятие социально ответственное. Закрытие любого бизнеса – большая потеря для государства. И дело тут не просто в цифрах налоговых поступлений. Государство теряет качество. Оно теряет высоко активного человека, который организовал свое дело, не спал ночами, творил и дерзал. Вместо созданных им рабочих мест государство получает новых людей на бирже труда. В обществе нарастает апатия и серьезные разочарования: они вселяются не только в тех, кто непосредственно работал у ИП, но и в их семьях. Эти травмы государство чувствует не сразу. Но они, накапливаясь, дают о себе знать ростом социальной напряженности. В этом смысле первая социальная ответственность бизнесмена — это ответственность за собственный бизнес, чтобы он был, жил, процветал и т.д.

Второй уровень ответственности – ответственность за те социально-экономические и политические условия, в которых его бизнес развивается. Здесь такие организации, как «ОПОРА России» играют важную роль, потому что они выражают эти коренные, насущные интересы.

Третий уровень ответственности – это государство, которое, в сущности, все мы и составляем. Очень часто государство путают с государственными институтами, а ведь государство – это люди. Государственный чиновник – это менеджер, нанятый народом для исполнения определенных функций — не больше, не меньше. У нас произошло какое-то ослепление перед «величием» чиновников, и в душе даже готовы смириться с коррупцией…. Хотя, если задуматься, ни один нормальный бизнесмен не стал бы держать жуликов у себе на фирме. Пока еще у нас, предпринимателей, слабо развиты навыки солидарности и взаимопомощи. Это большая беда: по одиночке мы не представляем никакой силы, и никто с нами считаться не станет. Детские болезни роста надо преодолевать. Даст Бог, и дух согласия, солидарности, а, главное, служения утвердится в наших поредевших рядах! Предприниматель еще очень многое должен понять. Он должен правильно распоряжаться своими деньгами: не только откладывать то, что нужно для себя и развития своего дела, но и направлять часть прибыли в дела благотворения, в помощь нуждающимся. Тогда только он будет успешен.

Вы могли бы подробнее рассказать о проекте «Агро-Переправа», о задачах, которые Вы перед собой ставите?

В этот проект входят разные люди, но они объединены общей верой, общим миропониманием. Мы называем это духовной самоорганизацией. Пока люди сердцем не поймут, что они и есть государство и что начинать изменения надо не с законов и институтов власти, а с самих себя (именно этому учит православие и вся наша святоотеческая традиция), ничего ни в бизнесе, ни в стране не начнет изменяться к лучшему. Мы и начали с самих себя. У нас, в «Переправе» добровольно собралось примерно 7 – 8 серьезных агрохозяйств, которые были созданы городскими предпринимателями в порядке своеобразного «инвестиционного эксперимента». В результате сложились достаточно хорошо технологически отстроенные хозяйства, которые в отличие от обычных фермерских хозяйств, имеют свою финансовую подпитку для развития, обходятся без непосильных кредитов и могут применять самые современные агротехнологии и технику.

harvesting

География наших хозяйств: Краснодарский край, Тульская, Рязанская, Ярославская, Владимирская области, Подмосковье. В основном это предприятия зернового и животноводческого комплекса. Мы собрали тех людей, которые разделяют наше православное мировоззрение. Мы хотим наряду с бизнес-этикой развивать в своих рядах еще духовное единомыслие и единодушие. Это связано с тем, что, когда человек ведет правильную духовную жизнь, через его душу в мир, в его ближайшее окружение, в его коллектив, в семью, на его поля, во всю его деятельность входит Бог, Который есть любовь. А еще «путь и истина, и жизнь».

cows

В «Переправе» часто проводятся встречи и беседы с духовниками. Мы читаем Святых отцов, вместе молимся, причащаемся, ездим в хозяйства. Естественно, тут же возникает вопрос о кооперации, т.к. верующие люди взаимодействуют друг с другом намного легче, и им действительно достаточно пожатия рук. Мы стараемся возродить те старые формы, которые были гораздо прогрессивнее и эффективнее нынешних. Одновременно решается ряд сопутствующих задач и, прежде всего, производство чистого продукта для собственных нужд. Еще одна задача – максимально переработать продукцию на месте, чтобы ее правильно сохранить. Третья – доставить продукцию до конечного потребителя. Эти три этапа решаются в рамках нашей кооперации. Духовная составляющая связывает все формы и уровни определенным смыслом, и в итоге возникает общее дело. В каком-то смысле мы заимствуем западный опыт, в каком-то отступает от него, идем дальше. Мне думается, что здесь перед нами огромное непаханое поле, и на нем пред стоить вырастить саженцы новой Русской цивилизации.

fields_harvesting

Сейчас мы стоим у истоков создания Союза органического земледелия, организации, которая будет отстаивать интересы натурального сельского хозяйства. Это огромный глобальный рынок с ежегодными темпами роста в 20-30 процентов, и у России на этом рынке потенциально есть хорошие перспективы. Сейчас у нас около 40 млн гектар земли выведены из оборота и свободны от химикатов. Эту драгоценную землю надо защитить, потому что если мы пропустим туда ГМО, потом никогда себе не простим. Мы также планируем в своих хозяйствах создавать поселения, куда будем приглашать многодетные православные семьи, формировать общины, обеспечивать рабочие места, предлагать высокоразвитую инфраструктуру, детские сады, школы. У нас уже практически развит алгоритм обучения в режиме удаленного доступа: это будут сельские школы, которые дадут ученикам не только высококачественное, но и многогранное образование. Сейчас такие проекты идут в Рязани, где строится кадетский корпус. В наших поселениях обязательно есть храм, без которого не создать атмосферы общинной солидарности и взаимовыручки. В то же время надо избегать вульгарного клерикализма, ведь мы готовим светских специалистов, в том числе и собственные кадры. Под Переславлем Залесским, на базе «Крестьянской слободы» мы планируем создать лицей, в котором будет аграрная школа со смешанным духовно-светским образованием высшего качества. Надо вернуть Бога в жизнь и души наших детей, потому что «Без Бога не до порога». На наших глазах Россия гибнет именно потому, что сто лет назад мы потеряли Бога.

С какими сложностями Вы столкнулись, реализуя эти аграрные проекты?

Основная сложность в том, что наши ростки не получают должного внимания и поддержки со стороны государства. Мы знаем, что такое «Россельхозбанк», какие это «черные дыры». Наш принцип таков: православные люди никогда не участвуют ни в каких «откатах» и «распилах», поскольку предприниматель, участвующий в подобных схемах, пожизненно попадает в зависимость от разных проверяющих органов, а с другой стороны, эти деньги никогда ему не принесут благо, т.к. это ворованные деньги, которые и семью, и его самого разрушат. Мы твердо знаем: если Бог с нами, все уладится. Это наша земля, и мы должны ее благоустраивать. Необязательно запускать гигантские проекты, правильный подход заключается именно в маленьких проектах, которые зависят от нас и которые нам по силам. Мы должны действовать здесь и сейчас. Благодаря этому государство быстрее поднимется и выйдет из кризиса. Важен обмен опытом на всех уровнях.

К сожалению, наше бизнес сословие еще живет иллюзиями, что деньги – это все, и… совершает большую ошибку. Никакие великие дела не совершались деньгами, и вся мировая история этому порукой. Деньги – всего лишь инструмент, который должен находиться в правильных руках, чтобы этот инструмент не уничтожил своего же владельца. У нас же часто бывает так, что человек хватается за деньги и не может с ними справиться, а в результате деньги его и губят. Человек тогда способен работать с большими деньгами, когда они к нему не прилипают, а себе он берет ровно столько, сколько ему надо, все остальное отдавая на благие дела. Человек не может жить одновременно в 10 домах, быть в 10 местах. Важно понимать, что и зачем он делает. Это очень важные вопросы, которые западная этика даже не замечает, потому что здесь мы переходим с уровня животной психики на уровень созерцательный, когда человек задумывается о глубинном смысле жизни, относящемся к понятию вечности. Протестантская этика считает деньги мерилом спасения, а мы считаем деньги идолом маммоны и тяжелейшим испытанием человека на прочность.

Материал подготовила Иванова Д.А.