Опора-Созидание Проект рабочей группы "Предпринимательство и православие"
"Мы развиваем культуру предпринимательства, основанную на традиционных российских ценностях, осуществляя вклад в духовное возрождение России"

Как бывший крепостной превратил крохотный посёлок в первоклассный курорт

Пётр Ионович Губонин был личностью во всех отношениях выдающейся.

Из крепостных в дворяне

Родился Пётр Губонин в 1828 году в деревне Борисово Коломенского уезда Московской губернии в семье крепостного камнереза. Окончив три класса приходской школы, стал помогать отцу. Набравшись опыта, был принят десятником к купцу Русанову, строившему Брестское шоссе. Затем в качестве подрядчика Пётр принял участие в облицовке гранитом цоколя Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге и в возведении набережных в Москве. Заработанных денег с лихвой хватило на то, чтобы в 1858 году выкупиться из крепостной зависимости и записаться в третью гильдию московского купечества.

Вскоре имя Губонина стало настолько известным, что ему доверяли строительство железнодорожных дорог и мостов в разных уголках России. В 1868 году он построил Грязе-Царицынскую железную дорогу, в 1870 году – Балтийскую, в 1870-1875 годах – Лозово-Севастопольскую (именно так Пётр впервые попал в Крым). Но одним строительством Губонин не ограничился. Например, он был учредителем Брянского машиностроительного и Днепропетровского металлургического заводов.

Прославился он и как меценат. Губонин вкладывал деньги в строительство школ, принимал участие в возведении храма Христа Спасителя в Москве, давал благотворительные обеды… Вот как упомянул его Некрасов в своей поэме «Кому на Руси жить хорошо»:

А ныне, милость божия!

– Досыта у Губонина

Дают ржаного хлебушка,

Жую – не нажуюсь!

За многочисленные заслуги перед родиной в 1872 году Губонину было пожаловано дворянство, а в 1875-м присвоен чин действительного статского советника. В новом для себя статусе Губонин приобретает в Гурзуфе имение, построенное в начале века небезызвестным герцогом Арманом Эммануэлем дю Плесси Ришелье. Место это было тихое и уединённое. Возможно, там Пётр Ионович планировал скрыться от мирской суеты. Но его деятельная натура этого не позволила. За несколько лет имение Ришелье, прилегающий к нему небольшой посёлок, а также соседнее имение, приобретённое Губониным чуть позже, изменились до неузнаваемости.

Преображение Гурзуфа

Прежде всего он построил дороги, провёл электричество, телефон, водопровод и канализацию. Затем купец укротил беспокойную прежде реку Авунду, обложив каменными стенами её русло. Построил через неё живописные пешеходные мостики. Вскоре в посёлке появились магазины, почта, телеграф, фельдшерский пункт, аптека (к слову, и здесь Губонин остался верен себе – местному населению лекарства отпускались по льготному тарифу!), библиотека и даже первая сберегательная касса. Естественно, жизнь обитателей крошечного прибрежного посёлка кардинально изменилась.

Параллельно Губонин воплощал свои планы о создании в Гурзуфе курорта, ничем не уступающего европейским. Так, рядом с Авундой словно по мановению волшебной палочки вырос потрясающий архитектурный ансамбль из семи гостиниц. В каждой были ванны и души с пресной и морской, тёплой и холодной водой – невиданная по тем временам роскошь. Неподалёку от Гурзуфа, на мысе Суук-Су (что переводится с крымскотатарского как «холодная вода»), Губонин открыл грязелечебницу.

В центре курорта был построен фешенебельный ресторан, а чтобы его гости могли наслаждаться свежайшими гастрономическими изысками, в Гурзуфе построили рыбный завод и пекарню, разбили сад и огород. Обновлённый парк имения Ришелье был украшен многочисленными скульптурами и фонтанами, один из которых – фонтан «Богиня ночи» – Губонин привёз с венской выставки. К слову, «Богиня…» украшает старинный парк и по сей день.

«Хочет он прославить русский южный берег Крыма»

Стоит ли говорить, что новый курорт с лёгкостью составил конкуренцию старушке Ялте? Слава о нём гремела далеко за пределами Крыма. И вскоре богатая, в том числе и столичная, публика стала выбирать местом отдыха именно Гурзуф. Вот как об этом писали тогда в газетах: «Не ждёт он (Губонин. – Ред.) благодарности, так как люди редко благодарны, но хочет он прославить русский южный берег Крыма, приучить русских людей отдыхать на собственном берегу моря и не искать такого берега за тридевять земель от Родины…» («Новости дня», 1893 год).

Примечательно, что территория курортной зоны и имения Губониных не была отгорожена от посёлка – местные жители запросто могли гулять по парку среди праздных отдыхающих. Так Пётр Губонин шаг за шагом создавал вокруг собственный мир, где царили комфорт, процветание и добрососедство. Кстати, именно его стараниями в Гурзуфе появились мечеть и православный храм. Церковь в византийском стиле во имя Успения Богородицы, увы, не сохранилась. Но, по словам очевидцев, она стала одной из жемчужин Южного берега Крыма. При храме Губонин открыл и приходскую школу. В начале 1890 года в ней обучались 40 учеников.

Пётр Губонин подолгу жил в Гурзуфе, но время от времени уезжал в Москву по делам. В одной из таких поездок он умер… Но даже сегодня жители прибрежного посёлка с благодарностью вспоминают благотворителя и его доброе сердце. Сердце, отданное людям…

Источник: «Крымская газета»